Третий фронт (2 стр.)

Тема

Около нас остановился явно военный, и явно командирский вездеход, на вроде нашего "уазика", только побольше. Звезда на боку немного успокоила меня.

— Майор госбезопасности Демин! Проводите нас к вашему командиру, — приказал я, как только сидевшие в ней военные покинули машину.

— Лусський?

— Киргизы что ли? — удивился я, только сейчас поняв, что они не в нашей форме и с непонятными знаками различия.

На нас наставили явные "Калаши" и что-то залопотали по-своему.

— Китайцы! — ахнул я и тут же под мат Гоголева крикнул. — Не стрелять, опустить оружие!

Тут же началась свалка. Пятеро китайцев врубились в нас, размахивая автоматами, слышался мат Успенского и Гоголева. Моя попытка разнять их крича, чтобы не стреляли, сразу же погасла после удара прикладом "Калаша" по голове. Последней мыслью было:

"Зря автоматы немецкие взяли!" — после чего отрубился.

Видимо пришел в себя я достаточно быстро, так как очнулся в движущейся машине. Сбоку ко мне кто-то прижимался, на ноги давила тяжесть. Открыв глаза, я осмотрелся.

Рядом лежал Гоголев, он был в сознании, отсвечивая покраснением на скуле будущего синяка. Хоть и крепко связан нейлоновой веревкой, даже кляп во рту торчал. На ногах у меня безвольно лежал Успенский, видимо тоже вырубленный.

Поймав взгляд Гоголева и воспользовавшись тем, что у меня кляпа не было, ответил на его возмущенный взгляд:

— Накладочка вышла.

Лежали мы в кузове, привалившись к заднему сиденью. Гопники что нас поймали меня похоже не слышали. Как покачивались стриженные затылки под касками, так и продолжали покачиваться.

— Подождем, вроде все-таки наши, — негромко сказал я.

Ждать долго не пришлось, буквально через пять минут, дорога из плохой стала еще хуже. Громко выл мотор на высоких оборотах, вездеход пару раз протащило юзом, и вот захрустев щебнем, мы где-то остановились.

Захлопали двери и послышались голоса на вроде как на китайском. Судя по тону, шел доклад. После нескольких команд, дверца сзади распахнулась, и появившееся непонятные китайцы вытащили нас на свет. Воспользовавшись моментом, я быстро огляделся.

Сомнений не было. Мы были во временном войсковом лагере. Множество палаток, и парк техники. Я могу ошибиться но кажется, мы попали к танкистам. Между двух палаток были видны боевые машины с защитой на броне. Они были сильно похожи на "восьмедисятки", но все-таки имели некоторые отличия. Судя по количеству техники, точно танкисты. Грозных машин, что я успел рассмотреть, было больше трех десятков. Чуть в сторону работая локатором стояла зенитка на гусеничном ходу, рядом за палаткой, судя по торчащим четверым стволам, стояла похожая.

Больше рассмотреть я не успел, меня дернули за шиворот шинели и потащили в большую штабную палатку. Запинаясь о большие куски щебня я последовал за конвоиром, следом шел Гоголев, Успенский остался в машине он так и не пришел в себя. Что мне понравилось, так это то, что к машине поспешил раскосый солдатик с медицинской сумкой. Серьезно у них тут все поставлено. Дисциплина на уровне.

Войдя в палатку, я осмотрелся и вздохнул, славян не было. В платке присутствовало всего шесть человек. Старший офицер с лампасами на штанинах и множеством наград на груди, три офицера по моложе, один явный переводчик, связист и секретарь у ноута. Последний явно собирался писать нашу беседу.

— Кто такие? — на довольно хорошем русском спросил один из офицеров. Знаки различия у него были, но я в них не разбирался.

— Мне нужна связь с советским командованием. Есть прямой выход на особый отдел стоявшего тут фронта? — спросил я.

Переводчик залопотал, видимо переводя, что я сказал.

— Кто ты? — переспросил он.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора