Кодекс чести

Тема

Глава первая

Солнечный луч пробился сквозь щель в занавеске, поблуждал по подушке и нашел мои закрытые глаза. Чтобы избавиться от него, я повернулся на бок и проснулся.

«Стреляемся с десяти шагов», - почему-то всплыла в голове отчетливая мысль.

«Что за бред, с кем это я собрался стреляться?» - подумал я, сладко потягиваясь. В голове постепенно прояснялось, я вспомнил события вчерашнего вечера и подскочил на кровати. Это не сон. В восемь часов утра у меня должен состояться поединок.

Я спустил ноги с кровати, окончательно разодрал глаза и почувствовал легкий озноб. В голове была звенящая пустота, во рту и желудке всё, что полагается после неумеренного потребления горячительных напитков. «Зря я мешал водку с „Мальвазией“ и ликерами, - самокритично подумал я. - Эх, сейчас бы холодного пивка и горячую ванну!» - однако, всё это были неосуществимые мечты, мне оставалось только тяжело вздохнуть, встать и быстро одеться. Было четверть седьмого утра, и времени до начала дуэли оставалось совсем немного. О том, чтобы опоздать, не могло быть и речи.

Я вышел из своей комнаты и отправился на кухню поправлять здоровье. Кухарка, как показалось, неодобрительно посмотрела на мою опухшую личность, сочувственно усмехнулась и сбегала в погреб за кружкой огуречного рассола. Кисло-соленая животворящая субстанция потекла в горло, заливая в желудке пожар местного значения. После первой половины кружки на небе алмазы еще не появились, но солнце приобрело яркость, а лицо кухарки стало значительно приятнее и доброжелательнее.

-Сбегай на конюшню, позови моего слугу, - попросил я мальчишку, помогавшего стряпухе на кухне, - и скажи ему, пусть прихватит пистолеты.

Когда он услышал про оружие, у мальца от восторга загорелись глаза, и он бросился выполнять поручение. А я мелкими глотками допил остаток.

-Еще рассольчику, барин? - сочувственно спросила добрая женщина.

-Спасибо, Марфа, пока не нужно, - поблагодарил я. - Приготовь мне завтрак. Я буду у себя.

Мой условный слуга Иван пришел через три минуты.

-Звал, ваше благородие? - спросил он, без стука входя в комнату. С тех пор, как по приказу императора Павла арестовали и увезли в Санкт-Петербург мою жену, Иван игнорировал условности и заходил ко мне по-свойски.

-Принес пистолеты?

-Ты что, по мишеням стрелять собрался? - удивился он. - Какие теперь забавы, нам нужно готовиться к отъезду.

-У меня через час дуэль, так что сборы временно отменяются.

-Ишь ты! - воскликнул беглый солдат и присвистнул от удивления. - Когда же тебя поссориться угораздило? Говорил я тебе, Лексей Григорьич, не след назад ворочаться, пути не будет! Не послушался! И так бы коляску починили, любо-дорого! В любом селе кузнец есть! Ты всё над приметами смеешься! «Глупости и предрассудки», вот тебе и глупости! И где это ты так поссориться сумел, чтобы на пистолетах драться? Никак вчера вечером в гостях у уездного начальника?

-Да, так уж получилось. Я встретил у Киселева отчима той девицы, которую мы спасли, ну, и мы немного повздорили…

-Это какой-такой девицы? Той субтильной сироты, которую отец ради имения отправил на смерть к оборотню?

-Его. Во время застолья, рассказал про тот случай, а оказалось, что среди гостей был изверг-отчим. Ну, слово за слово, тот, конечно, начал всё отрицать и обвинять девушку, что она, мол, развратница и убежала из дома с любовником.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора