Восемнадцатый год

Тема

В трех водах топлено, в трех кровях купано,

в трех щелоках варено. Чище мы чистого.

1

Все было кончено. По опустевшим улицам притихшегоПетербургаморозный

ветер гнал бумажный мусор - обрывки военныхприказов,театральныхафиш,

воззваний к "совестиипатриотизму"русскогонарода.Пестрыелоскуты

бумаги, с присохшим на них клейстером, зловещешурша,ползливместесо

снежными змеями поземки.

Это было все, что осталось от ещенедавношумнойипьянойсутолоки

столицы. Ушли праздные толпы с площадей иулиц.ОпустелЗимнийдворец,

пробитый сквозь крышу снарядом с "Авроры". Бежаливнеизвестностьчлены

Временногоправительства,влиятельныебанкиры.знаменитыегенералы...

Исчезли с ободранных и грязных улиц блестящие экипажи,нарядныеженщины,

офицеры, чиновники, общественные деятели со взбудораженнымимыслями.Все

чаще по ночам стучал молоток, заколачивая досками двери магазинов. Кое-где

на витринах еще виднелись: там - кусочек сыру, там - засохший пирожок.Но

это лишь увеличивало тоску по исчезнувшей жизни. Испуганный прохожий жался

к стене, косясь на патрули - на кучи решительных людей, идущихскрасной

звездой на шапке и с винтовкой, дулом вниз, через плечо.

Северный ветер дышал стужей в темные окна домов, залеталвопустевшие

подъезды, выдувая призраки минувшей роскоши. Страшен был Петербург в конце

семнадцатого года.

Страшно, непонятно, непостигаемо. Всекончилось.Всебылоотменено.

Улицу, выметеннуюпоземкой,перебегалчеловеквизодраннойшляпе,с

ведерком и кистью. Онлепилновыеиновыелисточкидекретов,иони

ложились белыми заплатками на вековые цоколи домов. Чины, отличия, пенсии,

офицерские погоны, буква ять, бог, собственность исамоправожитькак

хочется - отменялось. Отменено! Из-под шляпы свирепо поглядывалнаклейщик

афиш туда, где зазеркальнымиокнамиещебродилипохолоднымпокоям

обитатели в валенках, в шубах, - заламывая пальцы, повторяли:

- Что же это? Что будет? Гибель России, конец всему... Смерть!..

Подходякокнам,видели:наискосок,уособняка,гдежилоего

высокопревосходительство и где, бывало, городовой вытягивался,косясьна

серый фасад, - стоит длинная фура, и какие-то вооруженные люди выносятиз

настежьраспахнутыхдвереймебель,ковры,картины.Надподъездом-

кумачовый флажок,итутжетопчетсяеговысокопревосходительство,с

бакенбардами, как у Скобелева, в легкомпальтишке,иседаяголоваего

трясется.Выселяют!Кудавтакуюстужу?Акудахочешь...Это-

высокопревосходительство-то,нерушимуюкосточкугосударственного

механизма!

Настает ночь. Черно - нифонаря,нисветаизокон.Углянет,а,

говорят, Смольныйзалитсветом,ивфабричныхрайонах-свет.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

П. Ш
87.3К 68