Тайная жизнь, или Дневник моей матери (2 стр.)

Тема

Я проводила много времени на съемках, Уэйн много путешествовал. Это не могло не сказаться на наших отношениях. Уэйн сейчас выглядит плохим парнем, но брак – это улица с двусторонним движением.

– Так ты не осуждаешь его?

– Он устал быть мужем актрисы. Как я могу осуждать его за это?

За другие вещи – да. Но только не за это.

– Я слышала, он вновь собирается жениться?

Иден кивнула.

– В следующем месяце. Его избранница живет в Пенсильвании.

Как будто Моника этого не знала. Как будто весь мир не знал, на кого променяли Иден. Школьная учительница. Что может быть более обыденным?

– А ваша дочь Кэсси? Вы уже договорились об опеке?

Укол боли оказался таким быстрым и внезапным, что Иден не успела к нему подготовиться. Кэсси была той темой, которая могла свести на нет все интервью, превратив Иден в рыдающую дурочку. Но она тут же собралась и сверкнула широкой улыбкой:

– Да. Она будет жить на два дома.

– Сколько ей сейчас?

– Четыре. На самом деле этот год был для меня не так уж и плох. В кои-то веки мне удалось побыть обычной мамочкой, забыв о бесконечных съемках.

– Еще ты много работала над своим излюбленным проектом.

– Фонд для детей-инвалидов. Все верно.

– Ты была просто неотразима в роли Лили Вулф в «Сердце зимы», – внезапно сменила тему Моника, решив, должно быть, что разговор о Детском фонде вгонит зрителей в сон.

– Спасибо.

– На что это было похоже? Особенно после всех твоих фильмов, рассчитанных исключительно на детскую аудиторию?

– Я почувствовала свободу. И одновременно страх. Трудно было понять, насколько серьезно меня воспримут в такой роли.

– Твой «Оскар» должен был положить конец этим сомнениям. Скажи, он стал для тебя сюрпризом?

Иден пробормотала что-то скромно-застенчивое. Пустые слова, о которых она забудет мгновение спустя. На самом деле она ничуть не удивилась своему «Оскару». Ни перед одной из премьер она не волновалась так сильно, как перед «Сердцем зимы». Но как только она поняла, насколько полно ей удалось перевоплотиться в Лили Вулф, тревогам пришел конец. Иден знала, что совершила нечто необычное. Поняли это и зрители, потрясенно замершие, прежде чем разразиться финальными аплодисментами.

– Почему ты так решительно отказалась сниматься обнаженной? – поинтересовалась Моника.

Иден поерзала на софе, жалея о том, что некуда поставить кружку с остывшим кофе.

– Мне это показалось слишком смелым шагом, – признала она. – Один день ты играешь героиню десятилетних детишек, а на следующий все видят тебя в постели с каким-то парнем.

– Даже если этот парень – Майкл Кэрри?

Иден почувствовала, как к щекам прилила кровь.

– Иден, да ты покраснела! – с усмешкой кольнула ее Моника.

– Просто нашу дружбу умудрились раздуть до невероятных размеров.

– Так это только дружба?

– Исключительно.

Иден представила, как Майкл читает это интервью. Она не раз твердила ему эти же слова. Может, он наконец поверит ей, если она произнесет их публично.

– Мне нравится общество Майкла, но я не спешу завязывать серьезные отношения.

Моника разочарованно покачала головой:

– По-моему, вы прекрасно подходите друг другу. Не думаю, что мне доводилось видеть более эротическую любовную сцену, чем ту, когда вы встречаетесь с ним в гостиничном номере. И это при том, что ты так и не разделась.

Иден улыбнулась, хотя щеки у нее вновь заалели.

– То было притяжением между двумя героями.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке