Ждите неожиданного (2 стр.)

Тема

.

А головы так и не поднял, урод!

Она ушла на другой борт – специально, чтобы не смотреть, как пароход будет отчаливать, как станут махать с пристани, и уроды на палубе тоже замашут, как будто уплывают на вечные века; чтобы не видеть, как поднимают трап, как матросы вытаскивают из грязной воды мокрые серые канаты.

Теплоход загудел густым басом, заработали под днищем винты, палуба завибрировала, грянул марш «Прощание славянки», и сразу задуло, как будто ветер налетел, тень отступила, солнце залило палубу. Ксения подставила лицо солнцу и ветру и прикрыла глаза.

Психотерапевт – номер один, лучший из рублёвских, – велел ей «переменить обстановку», «изменить среду обитания», «стать на время другой». Этот идиот уверял, что вернётся она «обновлённой»! Господи, она сойдёт на первой же остановке, или как это называется? На причале?.. Она сойдёт там, где этому самому теплоходу приспичит остановиться, вызовет шофёра и вернётся в Москву.

Правда, у неё здесь работа, и она её выполнит.

В конце концов за работу ей платят, а времена сейчас нелёгкие.

Ах, как ей нравится момент, когда пароход отходит от пристани! Как начинает щипать в глазах, когда оркестр гремит «Прощание славянки»! Она всегда грудью наваливается на борт и машет, машет – её никто не провожает, но она всё равно наваливается и машет!.. Каким прекрасным представляется будущее путешествие, хотя она плавала каждый год и знала все шлюзы, все излучины и повороты реки, все остановки, которые почему-то называются «стоянками»! Как прекрасно поздним вечером стоять на носу, ожидая входа в первый шлюз, где уже теснятся лодки и другие теплоходы, не такие огромные и шикарные, как «Александр Блок»! Для первого шлюза у неё даже припасена специальная войлочная курточка – на реке всегда холодно по вечерам, а эта голубая курточка с вытканными белыми узорами символизирует плавание, летний вечер на реке и именно первый шлюз!..

В этот раз у неё каюта-люкс, стоящая бешеных денег, и курточка уже пристроена в шкаф за полированные дверцы. Наташе нравилось представлять себе, как она там висит и провисит ещё целых десять дней – долго, почти целую жизнь!.. Сегодня первый день, он не считается, путешествие ещё даже не началось.

Наташа вздохнула от счастья, скинула розовые сандалии и с наслаждением встала на разогретую палубу. Какая радость эта тёплая палуба, солнце по правому борту, ровный стук винтов, содрогание машины где-то в глубинах судна, белоснежные шторы «салона», которые треплет ветер, официанты в белых перчатках, накрывавшие к обеду, неторопливые пассажиры, фланирующие мимо, разговоры, которые уносит ветер. Завтра она проснётся, выглянет в окно, увидит реку, небо, зелёные берега, жёлтые песчаные кручи, и Москва окажется далёким и призрачным воспоминанием и останется воспоминанием целых десять дней – вечность!..

Наташа засмеялась, зажмурилась и немного походила по палубе туда-сюда. Босым ногам было щекотно и приятно.

Здесь, наверху, всего четыре каюты и народу немного. Пассажиры ещё не освоились, не всякий решится подняться сюда, в зону «люкс». Наташина каюта была номер один, и тётка, выдававшая пассажирам ключи, посмотрела на неё с уважением. Ещё бы! Каюта номер один!

Наташа точно знала, что это её последнее путешествие, но решение было принято. Она поплывёт, и именно в каюте-люкс, именно на самом шикарном теплоходе.

Не думать. Думать и задавать себе вопросы – запрещено. Все эти десять дней, а они ещё, считай, не начались! Она и не станет. Она будет отдыхать и наслаждаться рекой, просторами, покоем и роскошью – в последний раз.

Она положила книжку в шезлонг, запустила руку в волосы – у неё были буйные кудри почти до плеч, и она всё никак не могла привести их в какое-нибудь соответствие с модной причёской, они не приводились, – и как следует, всеми десятью пальцами, несколько раз сильно их дёрнула.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора