Клан Инугами (2 стр.)

Тема

Но поговаривают, что была тому иная, более темная, причина, не упомянутая даже в «Биографии»: Сахэй был необычайно красивым молодым человеком. Он был ослепительно красив и сохранил следы былой привлекательности даже в преклонные годы. Блеск юности прельстил жреца. Люди шептались о гомосексуальных отношениях между ними и указывали на то, что Харуё, несмотря на всю ее мягкосердечность и смирение, через год с небольшим после появления Сахэя покинула мужа и вернулась в дом своих родителей. Дайни, судя по слухам, был так опьянен юношей, что совершенно не уделял ей внимания.

Однако после того, как Сахэй нашел себе другое жилье, отчуждение между мужем и женой, видимо, прошло, и Харуё вскоре вернулась. Возможно, супруги сблизились даже больше прежнего, потому что через несколько лет у Харуё родилась дочь Норико. В конце концов Норико вышла замуж и была благословлена дочерью, получившей имя Тамаё, – она‑то и станет одним из главных действующих лиц нашей истории.

Когда Сахэй покинул дом жреца, тот помог ему найти работу на маленькой шелковой фабричке. Кто бы мог предположить, что столь скромное начало приведет к созданию «Корпорации Инугами», одной из крупнейших в Японии? Толковый и расторопный, Сахэй за год успел освоить то, на что другим требуются годы и годы. К тому же, даже покинув дом Дайни, он оставался там частым гостем, и жрец продолжал обогащать ум Сахэя, постепенно превращая его в образованного и культурного человека. Даже Харуё, которая некогда оставила мужа из‑за Сахэя, очевидно, пришла в согласие со своими чувствами, потому что, говорят, обращалась с ним как с братом, заботясь о его насущных потребностях, когда бы он ни появился.

В 1887 году, когда Сахэй впервые нанялся на шелковую фабрику, промышленное производство шелка‑сырца было в Японии в зачаточном состоянии. Юноша быстро постиг тонкости всего процесса, а когда решил обзавестись собственным делом, именно Дайни Нономия снабдил его необходимым начальным капиталом.

Предприятие Сахэя росло не по дням, а по часам. Япония в течение китайско‑японской, русско‑японской и Первой мировой войны упрочила свои позиции, шелк‑сырец стал главным предметом экспорта, а «Шелковая компания Инугами» приобрела прочную репутацию делового партнера высочайшего уровня.

Жрец Дайни Нономия умер в 1911 году шестидесяти восьми лет от роду. Он был первым, кто вложил деньги в предприятие Сахэя, однако упорно отказывался от своей доли в огромных прибылях «Корпорации Инугами». Сколько ни протестовал Сахэй, Дайни согласился принять лишь ту сумму, которую вложил изначально, плюс небольшие проценты. До конца своих дней он жил в благородной бедности. Вскоре после смерти Дайни Сахэй подыскал для Норико достойного мужа – человека, пожелавшего через брак войти в семью Нономия и стать преемником Дайни, жрецом святилища Насу. Долгое время у Норико и ее мужа не было детей, но в 1924 году, через десять с лишком лет после свадьбы, их брак был благословлен дочерью, которой дали имя Тамаё.

Однако Тамаё не исполнилось и двадцати, когда и Норико, и ее муж умерли. А поскольку бабка Тамаё, Харуё, умерла еще до ее рождения, оказалось, что молодая женщина осталась безо всякого попечения. Тогда Сахэй взял ее в семью Инугами и следил за тем, чтобы с осиротевшей внучкой почитаемого им хозяина и наставника обращались так, как должно обращаться с почетным гостем.

Сам Сахэй по какой‑то неизвестной причине так и не женился. Он произвел на свет троих детей – трех дочерей – всех от разных женщин, ни одну из которых не сделал своей законной женой. Его три дочери вышли замуж и родили детей, при этом их молодые мужья вступили в клан Инугами, приняли семейное имя, и каждый был назначен управляющим одной из контор компании. Муж старшей дочери, Мацуко, получил должность управляющего центральной конторой Насу, муж второй дочери, Такэко, конторой токийского отделения, и третий, муж младшей дочери, Умэко, конторой отделения Кобе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора