Меч тамплиеров

Тема

Марии, Ною, Челси и Гейбу с огромной любовью посвящается

Хочу поблагодарить Брента Говарда и Клер Зион из Национальной сельскохозяйственной библиотеки за подаренную идею. Обворожительную Леору, лучшую в мире сиделку, и ее жениха, Раффи Вануну, позволившего позаимствовать его имя. Счастья вам!

Где твоя могила, сэр Артур О'Келлин?

Где твоя могила, славный рыцарь мой?

Где весна и ветер, на горе Хелвеллин,

Под главой березы молодой!

Дуб, что рос когда-то, шелестел листвой.

Бури свист и грохот выносил зимой,

Пал, не удержал он кряжистого тела,

И над ним береза вырасти успела.

Кости рыцаря — прах,

Меч истлевший в руках.

Но душа, верю я, в небесах.

Сэмюэл Тэйлор Кольридж. Могила рыцаря.

(Перевод Андрея Дерябина)

Hie jacet Arthurus Rex quandam Rexque futures.

Здесь покоится Артур, король былого и грядущего.

Сэр Томас Мэллори. Смерть Артура

Слава Тому, кто перенес ночью Своего раба, чтобы показать ему часть Наших знамений, из Заповедной мечети в Масджид ал-Акса, окрестностям которой Мы даровали благословение. Воистину, Он — слышащий, видящий.

Коран, сура 17 «Ночной перенос», в которой Пророк являет великие чудеса на руинах Храма Соломона

И прострет Он руку Свою на север — и уничтожит Ассура и обратит Ниневию в развалины, в место сухое как пустыня.

Книга пророка Софонии, 2:13

1

— В «Коде Да Винчи» Дэн Браун изображал рыцарей-тамплиеров как истинных хранителей тайны потомков Иисуса Христа. В «Индиане Джонсе и последнем Крестовом походе» они выведены как бессмертные опекуны Священного Грааля. В кинофильме «Сокровище нации» Николас Кейдж находит несметные богатства, спрятанные ими под церковью Троицы в самом сердце Манхэттена. Религиозные учения говорят, что после победного завершения Первого крестового похода они владели Храмом Соломона в Иерусалиме и защищали паломников, держащих путь в Святую землю. Противоречиво, не находите? Правда же заключается в том, что это божье воинство на самом деле представляло собой шайку головорезов и вымогателей — первый в мире достоверный пример организованной преступной группировки, с секретными ритуалами и законами, которые мало чем отличались от нынешних законов сицилийской мафии, более известной как коза ностра…

Подполковник Джон Док Холлидей, черноволосый мужчина средних лет в обмундировании армейского рейнджера,1 остановился посреди классной комнаты и обвел глазами студентов. Точнее, одним глазом — правым, поскольку левую глазницу закрывала черная повязка. Он рассчитывал на внимание аудитории или хотя бы на самый ничтожный интерес. И что же он увидел? Восемнадцать старательных четверокурсников, одетых в голубые форменные блузы, белые тенниски и серые брюки с тонким кантом. Все коротко подстриженные. Остекленевшие взгляды, какие бывают только на последнем занятии долгого учебного дня, начавшегося рано утром. Невероятно, но эти парни — сливки Вест-Пойнта. Выпускной курс, готовый пополнить молодыми напористыми офицерами пехоту, артиллерию, танковые войска. Но ни один из них не интересовался историей вообще и историей ордена Храма в частности. Будущие американские служаки! Хуа!2 Холлидей продолжал:

— С главными трудностями участники Первого крестового похода столкнулись не во время, а по окончании войны.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке