Гибельный Клинок

Тема

ПРОЛОГ

Мануфакторум CCIV

Равнина Утопия, Священный Марс

0033639. М39

Тысячи тысяч молотов гремели, возвещая о рождении этого сына войны, несущего разрушение, сильнейшего боевого танка в Галактике: - «Гибельный Клинок» - длиной пятнадцать метров, высотой в три человеческих роста, движущаяся крепость, молот Бога-Императора, обладающий огневой мощью целого эскадрона танков меньшего размера.

Но еще слишком рано, слишком рано. Пока это была лишь оболочка, лишенная зубов и когтей; пустые порты зияли там, где должны быть пушки, гусеницы не натянуты. В его кабелях не было энергии, в его трубопроводах – топлива. Но ненадолго, ибо уже начиналась церемония активации.

Монотонный напев пяти десятков уст, поющих хором, становился громче и громче. Огромные цепи грохотали, с трудом вытягиваемые десятками людей, из-за жара раздетых до пояса, огонь топок отбрасывал отблески на их бритые черепа, высвечивая номера, выжженные на лбах. Команды рабочих тянули машину на огромной платформепо последним этапам производственной линии к кульминации процесса, длившегося целый год, в кузнице, занимавшей половину континента. Сияющий красный свет вспыхивал на бронеплитах, когда древние машины вколачивали в них раскаленные заклепки. Скрежет, грохот и шипение автоматических систем соперничали с пением техножрецов и криками трудившихся техноадептов. Возлияния шипели на остывающей пластали, пергаменты с молитвами, прикрепленные к корпусу, сворачивались и чернели, воск стекал по горячему металлу.

Человек – или тот, кто когда-то был человеком – стоял на причудливом самоходном экипаже и руководил пением, техноадепты низших рангов собрались позади него, все облаченные в одеяния цвета запекшейся крови, повторяя на щебечущем двоичном языке машин его слова, значение которых было глубочайшей тайной. Слова, раздававшиеся из древних уст и вокс-динамиков, вживленных в иссохшую плоть,звучали чудесной литанией шестерням и механизмам.

- Покровы победы! – воскликнул магос, перейдя на Высокий Готик. – Вместилища оружия праведности! Будьте благословенны, будьте благословенны, дети Машины!

Остальные повторяли его слова, красные капюшоны закрывали измененные лица. За ними хор сервиторов монотонно пел хвалебную песнь. Все казались ничтожными рядом с Машиной.

Гомункулус, выращенный в резервуаре, окроплял священными маслами корпус, на котором трудились десятки киборгов, рабочих и техноадептов. Искаженные херувимы размахивали кадилами, священный дым смешивался с запахом горячего металла, машинные духи направляли гигантские манипуляторы, прикреплявшие броневые башни к бортам громадного танка. Вперед вышли сервиторы, вместо рук у них были отвертки для закручивания болтов. Когда болты с жужжанием были ввернуты в гнезда, манипуляторы и люди-машины отошли в сторону. Сверху спустились похожие на пауков сварщики, раскачивавшиеся на длинных захватах с кабелями, свешивавшихся с потолка. С треском и шипением они устраняли трещины лазерной сваркой. Техножрецы и сервиторы, работая среди суетившихся сборочных дронов, подключали кабели, проверяли ауспексы и пели благословения – «Гибельный Клинок» получал оборудование для установки своего смертоносного вооружения.

Танк полз вперед на своей пластальной платформе, катки сборочной линии скрипели, команды рабочих распевали ритуальные песнопения, буксируя танк к следующему этапу - еще на шаг ближе к рождению.

- Клыки победы! – воскликнул магос, его нечеловеческий лик сверкал металлом под складками одеяний. – Сокрушители врагов Императора! Тяжелый болтер образца VI Люцианского производства, - произнес он. Его имплантированные логические устройства выводили широкиепотоки данных с подробными характеристиками всех устанавливаемых частей, вспомогательные аугмиттеры, расположенные на мехадендритах, отщелкивали те же данные двоичным кодом для его подчиненных.

- Благословен тот, кто открывает истину! – пропел хор киборгов. Им вторил хриплый гул звуковой трансляции потоков данных.

- Лазерная пушка, нестареющая, порождение темных времен, повелительница лучей смерти, создана на Марсе, образец СШК «Примус»- продолжал магос на Высоком Готике. – Тяжелый болтер, тип «Люций» LXV. Да извергнешь погибель мгновенную, твердотопливную, с вольфрамовым сердечником…

Он вошел в экстатический транс, называя наименования орудий, предназначенных для танка. Данные чертежей транслировались по аугмиттерам, сообщаясь подчиненным, стоявшим вокруг него.

И когда произносились их имена, каждое из меньших орудий подвозилось к танку на богато украшенном моторном экипаже, управляемом техномагами, монотонно поющими молитвы, завернутое в священную промасленную ткань с начертанными святыми текстами, слишком страшными, чтобы смотреть на них. После этого орудие устанавливалось на танк. На разных этапах сборки в течение года каждая единица дополнительного вооружения по отдельности устанавливалась на танк, испытывалась и снималась. Сегодня, в день активации, они все будут смонтированы вместе – в первый и последний раз. Шесть недель техножрецы трудились посменно, благословляя священным маслом муфты и карданы, с молитвами зачищая зазубрины на металле, вознося хвалу Богу-Машине при завинчивании каждого болта. Сейчас плотские слуги Омниссии работали быстро, укрепляя клыки и когти этого чудовищного зверя, напевая мелодичные благословения его дремлющему машинному духу, дабы не пробудился он раньше времени и не пожрал их всех в своей ярости.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке