Погоня за сказкой

Тема

Погоня за сказкой Юлия Цыпленкова

Глава 1

Лето! Долгожданное, ласковое, обожаемое всеми. По-моему, лето невозможно не любить. Время, когда царят легкие платья, ажурные зонтики, выезды на природу и шумные игры в мяч и волан. Обожаю лето! Обожаю наши пикники на изумрудной траве, усыпанной радужным разноцветьем благоухающих цветов. Обожаю жмурки и догонялки, обожаю румяные булочки и фрукты, которые наша служанка Лили не успевает достать из корзины, как они исчезают в глубоких карманах платьев для пикников, моем и моей подруги Эдит. Обожаю ворчание Лили и звонкий смех матушки. Обожаю братьев-близнецов Айсалино, вечно таскающих нас с Эдит на маленькие приключения, после которых ворчание Лили становится забористей и витиеватей. И вечером, когда экипажи тронутся в сторону Льено, устало дремать, положив голову на плечо матушки, слушая мерное течение папенькиного голоса. Лето!

- Ада!

Я резво обернулась, отчего бант на «конском хвосте» взметнул широкими белоснежными концами. Матушка приближалась к моей комнате. Шаги ее были быстры и шумны, и я сделала вывод, что она взволнована. Но что могло взволновать мадам Ламбер в столь чудесный день, когда уже готова коляска, чтобы вести нас на пикник? На мгновение я испугалась, что выезд отменили, и это испортило настроение. Ведь я так ждала этот пикник, первый в нынешнем году.

Эдит, уезжавшая в училище для благородных девиц в соседний Данье, написала мне, что привезла с собой альбом с модными нынче шляпками, его ей подарила одна из столичных сокурсниц. Мне не терпелось увидеть новинки этого сезона, потому пропустить любимое с детства увеселение было вдвойне обидно.

- Адалаис, – матушка появилась в дверях моей комнаты. – Ада, Всевышний, что на тебе надето?

- Платье для пикника, матушка, – я в недоумении смотрела на нее.

Это было мое любимое платье, пошитое еще по весне, и которое я так мечтала показать Эдит. Потому матушкины слова покоробили и даже обидели.

- Ада, девочка моя, – уже мягче сказала мадам Ламбер, – ты уже выросла из этого фасона. Его длина не подходит для взрослой девушки. Переоденься.

- Матушка, но вы же сами одобрили его! И длина уместна, она по щиколотку, почти в пол! – воскликнула я. – Это совершенно новое платье!

- Смени на лазоревое, – уже жестко отчеканила матушка, чем совсем привела меня в растерянность.

Лазоревое платье, удачно шедшее к моим глазам, было пошито для прогулок в Городском Саду, но никак не для пикника. Об этом я поспешила напомнить матушке, но она осталась непреклонна.

- Лили, – кликнула она нашу служанку. – Переодень Адалаис в лазоревое платье. – Затем окинула меня придирчивым взглядом. – И прическу поменяй. Сделай локоны, которые пристало носить приличной девушке, а не этот легкомысленный хвост. И никаких бантов. Моя дочь – невеста.

И она покинула мою комнату, оставив меня в расстройстве и недоумении. Я с сожалением оглядела свое новое платье для пикника, вздохнула и позволила Лили разоблачить меня. Спорить с матушкой бессмысленно, когда она такая. А я послушная дочь и не приучена своевольничать.

Лили привычно ворчала, пока расправляла складки на лазоревом платье с высокой талией. Повязала мне на спине бант из кушака, расправила его и усадила, чтобы сменить прическу. Пока грелись щипцы, я отчаянно переживала, что все эти перемены неспроста, и пикник все-таки отменился.

- Лили, что происходит? – спросила я, когда она вкалывала мне в волосы шпильки.

- Откуда мне знать, – ответила служанка, пожимая плечами. – Раз мадам велела, стало быть, так и должно быть.

- С этим не поспоришь, – вновь вздохнула я и терпеливо ждала, когда женщина закончит со мной.

Вскоре вновь вернулась матушка. В ее руках я увидела баночку с пудрой.

- Ты неприлично загорелая, Ада, – поморщилась матушка. – Благородная девушка должна иметь светлую кожу.

- Матушка, мы не из высшего сословия, – взбунтовалась я, уворачиваясь от пуховки. – К чему все это?!

- Ада!

- Нет, матушка, объяснитесь сначала, – мне пришлось все время передвигаться, чтобы пуховка и матушка не настигли меня.

- Ада, не ребячься, – строго велела мадам Ламбер.

- Дульчина, – голос папеньки раздался, как нельзя кстати. – Долго мне вас ждать?

Папенька появился в дверях, он изумленно изломил бровь, разглядывая нас с матушкой. Затем усмехнулся и командным тоном велел:

- Мадам Ламбер, немедленно проследуйте в экипаж! Ада, крошка, не задерживайся.

Папенька дождался недовольную матушку, подмигнул мне, и родители скрылись за дверями. Я облегченно вздохнула, подхватила свой зонтик, купленный к лазоревому платью, и поспешила следом. Пикник не отменился, и это было лучшей новостью. Уже покинув комнату, я обернулась, увидела, как Лили уходит за корзинкой, и вернулась обратно, спрятав в своей сумочке гребень и голубую ленту. Я свою прическу находила глупой и совершенно не подходящий к выезду на природу, потому собиралась ее сменить. Маленький акт непослушания, за который мне, конечно, влетит, но уже дома, когда вернемся.

- Мадемуазель Адалаис!

- Бегу, Лили, – ответила я и поспешила вниз, уже более спокойная и довольная.

До Льенского леса предстояло ехать около трех четвертей часа, и за это время можно было привыкнуть и к лазоревому платью, от которого я тоже была в восторге, но не сейчас.

- Мы прибудем последними, и тень обязательно кто-нибудь займет, – сказала матушка.

- И кто в этом виноват? – папенька ехал рядом с каретой на своей любимой Радуге.

- Ада, – совершенно несправедливо обвинила меня матушка. – Она была неподобающе одета.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке