Катакомбы (Волны Черного моря - 4)

Тема

Катаев Валентин

Валентин Петрович Катаев

Катакомбы

Роман

1. СИНЕНЬКИЕ

Прошло около двадцати пятя лет. Петя Бачей, или, как он теперь назывался, Петр Васильевич, человек средних лет с небольшой сединой в висках, довольно известный юрист, вместе со своим сыном, пионером Петей, в один прекрасный летний день летели на рейсовом пассажирском самолете из Москвы в Одессу.

Это была их давняя заветная мечта - отправиться вдвоем путешествовать.

В особенности об этом мечтал пионер Петя. Именно вдвоем: без мамы, без девочек. Он да папа - и больше никого.

В один прекрасный день двое смелых, самостоятельных мужчин - отец и сын - надевают на плечи рюкзаки, берут в руки палки и отправляются странствовать. Они захватят с собою в дорогу лишь самое необходимое: походный котелок, чтобы варить себе на костре скудный ужин, мешочек гречневой крупы, немного соли, сахару, чайник, коробку спичек, катушку ниток, иголку, может быть, две или даже, лучше всего, три-четыре плитки шоколаду, - конечно, не потому, что шоколад лакомство, а потому, что у него высокая калорийность. Вот, собственно, и все. Много ли нужно для двух закаленных путешественников, привыкших к суровой жизни под открытым небом, полной опасностей и лишений? Никаких подушек и одеял, разумеется, не надо. Ночью отлично можно укрыться отцовским макинтошем, а под голову класть рюкзак. Спать придется по очереди: один будет спать, а другой дежурить возле пещеры. Само собой, необходимо запастись ружьями и рыболовными снастями. Насчет рыболовных снастей обыкновенно никаких споров не возникало. Что касается оружия, то тут начинались серьезные разногласия: отец говорил, что достаточно иметь хороший складной нож; Петя настаивал на ружье или, в самом крайнем случае, на револьвере.

- Нет, - говорил отец, - ружье - это лишняя тяжесть. Ружья не надо.

- Ну, тогда револьвер, - говорил Петя.

- Да зачем нам револьвер?

- Как же без револьвера? - почти кричал Петя, оглушая всех своим звонким, возбужденным голосом. - Они будут к нам подползать, а мы их тогда из револьвера - бах, бах, бах, ба-бах!..

- Позволь, братец, позволь... - перебивал отец, морщась от Петиного крика. - Кто же, собственно, будет к нам подползать?

И каждый год на этот вопрос Петя отвечал по-разному. Когда ему было шесть лет, он говорил мрачно:

- Дикие звери.

Когда ему было восемь и девять, он восклицал:

- Враги!

И каждый раз отец отвечал ему с рассудительной улыбкой одно и то же:

- Друг мой, ну посуди сам, какие же в Одесской области враги или дикие звери? Там нет никаких диких зверей.

- Да, - говорил Петя, - но если они появятся?

- Они не появятся.

- Да, но если они все-таки появятся? - упрямо повторял мальчик, азартно нажимая на слово "все-таки".

Такие разговоры происходили зимой, в те редкие вечера, когда отец оставался дома. К этим разговорам все домашние уже давно привыкли, и обычно, когда они начинались за чаем, девочка Женя, сестра Пети, двумя годами его моложе, презрительно пожимала плечами и, подражая матери, говорила совершенно как взрослая:

- Вообразите, наши мужчины опять собираются путешествовать! - И она высокомерно морщила носик, покрытый небольшими веснушечками.

- Молчи, воображала! - угрюмо говорил Петя и, навалившись всей грудью на стол, продолжал писать карандашом на листке из арифметической тетрадки список вещей, необходимых для путешествия: "1 охотн. нож, 2 зуб. щетки, 1 чайник..."

А мать между тем посматривала то на отца, то на сына и, покусывая губы, улыбалась с насмешливой грустью.

- Ну-ну, в добрый час! Отправляйтесь. Могу себе представить, в каком виде вы явитесь обратно...

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке