Лидер (2 стр.)

Тема

Все было до неинтересности предсказуемо: Боксер, конечно, увидел боксерскую перчатку. Фермер дорисовал ушки, хвостик и пятачок. Клоун тщательно вырисовал огромный фаллос, возвышающийся над казармой как восходящее солнце. Последним отдал свой рисунок Художник. На его листке все пассажиры автобуса бежали к катафалку, радостно размахивая тем, что каждый изобразил на своем рисунке. Сам Художник стоял у борта катафалка и белой краской дописывал на его черном борту надпись: "Домой!". Автор теста стоял в стороне.

Жутковатый получился рисуночек.

Еще два часа их везли, и он вдохновенно и весело врал о склонностях и привязанностях каждого - по рисункам. На эту тему ему было что вспомнить, и ребята хохотали. Наконец, автобус подкатил к сплошной бетонной стене, ворота раскрылись и...

...захлопнулись, отрезав радости мирной жизни. Скупая мужская... а... а... пчхи! Нет, не слеза, скатилась на еще не форменную одежду, и он вытер ее гражданским носовым платком. Вот он, страшно секретный объект, который мне предстоит самоотверженно охранять от врагов свободы.

Во дворе, где было много травы и цветов, уже ждал их молодой лейтенант. С интеллигентным лицом и пытливым, а может, любопытным взглядом. Кого-то напоминал.

Ну, конечно. Любимый герой. Вновь вернувшийся к оружию. Во всяком случае, вновь надевший форму. Оружие теперь может принимать Бог знает какие формы.

Лейтенант негромко приказал построиться в шеренгу. Почти что попросил. И пока они довольно бестолково разбирались по росту, не подгонял, не делал замечаний, а внимательно всех рассматривал. Этак доброжелательно.

Как смотрит! Хорошее лицо. Доброе. Точно так же смотрел на подопытную один наш преподаватель перед тем, как вживлять бедной собачке электроды.

Их повели в душевую. Кафель, безликая стерильность. Шесть кабинок. Он вошел первым и только отрегулировал воду, как она стала ледяной. Это в соседней кабине Художник включил горячую. Температура воды во всех кабинках была взаимосвязана. Она менялась у всех, как только кто-нибудь начинал вертеть кран. Стали договариваться, переругиваться.

Что за бестолковый народ! Ведь так просто все отрегулировать, если кто-то один начнет руководить. Стоп! Да ведь это же тест! На первом курсе проходили. Тест на распознавание неформального лидера в малой группе. Лидера что, сделают сержантом? Не хочу. Пусть командует Боксер. Ему хочется, и он уж скоро сообразит, что надо делать.

Действительно, скоро Боксер вышел на середину душевой и стал командовать.

Когда все помылись и болтали в раздевалке, сделал себе контрастный душ: включил в одной кабине только холодную воду, в другой горячую настолько, насколько мог терпеть и метался из одной кабинки в другую. Это ощущение трудно передать словами. Кряхтя от удовольствия, думал лениво и отрывочно. А вдруг это и правда тест? Да ну... Зачем? Да и наблюдателя нет. Или есть? Например, в каждой вентиляционной решетке стоит телекамера. Их как раз три, все было бы видно.

Надо проверить. Чушь, конечно, но лучше отсеять сомнения.

Он погасил свет и вернулся за забытой губкой. В темноте засунул палец в вентиляционную решетку и нащупал там что-то круглое и гладкое.

Это становится забавным. Зачем следить за простыми солдатами в душевой. Есть масса других способов попроще. И дешевле.

В окошко раздачи повар стал передавать тарелки с чем-то жидким и вкусно пахнущим. Боксер стал у окошка. Он брал тарелки и передавал их "личному составу", вручая каждую как личный подарок. Разрешение и поощрение к дальнейшему существованию. Он брал каждую тарелку ладонью снизу и прижимал ее сверху большим пальцем. От гуталина палец был черным, а от горячего супа стал внизу нежно-розовым.

Первого блюда есть не стал. Художник тоже. Остальные не заметили или пренебрегли.

А ведь Пончик заметил.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора