Мирный странник (3 стр.)

Тема

 – В конюшне позади салуна у меня стоят лошадь и вьючный мул, а тот мул…

– На кой черт мне вьючный мул? Капитан Кидд увезет эту сущую безделицу и даже не заметит.

– Даже если при этом ты сядешь на него верхом? – недоверчиво переспросил Балаболка.

– Даже если при этом ты сядешь верхом на меня! – раздраженно сказал я. – Ты же прекрасно знаешь, что за конь мой Кэп Кидд, так зачем задаешь такие дурацкие вопросы! Подожди здесь, пока я схожу за чересседельными сумками!

Капитан Кидд задумчиво жевал сено в корале позади отеля. Я подошел к нему, чтобы забрать сумки, гораздо большие по размерам, чем это обычно бывает. А как же еще. Должны же размеры багажа соответствовать размерам его владельца! Мои сумки, из сложенной втрое шкуры матерого лося, были сшиты и простеганы толстым ремнем из сыромятной кожи, так что выбраться изнутри не смогла бы даже дикая кошка, попади она туда.

Ладно. Подходя к коралю, я заметил приличную толпу зевак, таращившихся на Капитана Кидда, но не придал этому никакого значения, ведь такой конь и должен привлекать к себе всеобщее внимание.

Пока я стаскивал сумки со спины моей лошадки, какой-то долговязый малый с омерзительными длинными бачками соломенного цвета вдруг подошел к изгороди и спросил:

– Это твой конь, что ли?

– Ежели не мой, тогда, значит, ничей! – находчиво ответил я. – А что?

– А то, что очень уж он похож на моего любимого конька, украденного с моего ранчо шесть месяцев тому назад! – внезапно заявил во всеуслышание этот нахал.

Тут я узрел, что человек десять или пятнадцать зевак, парни довольно опасного вида, зашли в кораль, окружив нас с долговязым плотным кольцом. От испуга я растерялся, выронил сумки и сам не помню, как в руках у меня вдруг очутилась пара моих шестизарядных. Со взведенными курками, конечное дело. А как же еще. И только потом я сообразил, что если меня втянут в свару, то после, чего доброго, могут и арестовать по подозрению в убийстве, а это помешает мне спокойно вывезти золото Балаболки.

– Ладно, – миролюбиво сказал я. – Если это твой конь – можешь сам вывести его из кораля.

– Конечно могу! И не только могу, я его выведу! – самоуверенно заявил он, сопроводив свои слова гнусной руганью.

– Верно, Билл! Валяй! Все по закону! – поддакнул кто-то из зевак. – Не позволяй этому грязному горному гризли ущемлять твои гражданские права!

Тут я заметил, что кое-кому в толпе все происходящее шибко не нравится, да видать, эти парни были слишком запуганы, чтобы сказать хоть слово.

– Ну, как знаешь, – неохотно бросил я долговязому Биллу. – Вот тебе риата. Перелезай через изгородь, накидывай аркан на коня, и он твой!

Этот мелкий хулиган подозрительно взглянул на меня, но все же взял веревку, перелез через изгородь и направился в сторону Капитана Кидда, который как раз закончил проедать себе проход в здоровенном стогу сена, наметанном прямо посреди кораля.

Заметив подозрительную личность, Капитан Кидд вскинул голову, прижал уши и продемонстрировал всем свои великолепные зубы. Билл остановился как вкопанный, слегка сбледнул с лица и пробормотал:

– Я… я тут подумал немного… В общем, теперь мне кажется, что такого… коня… нет! О Боже! Такой твари у меня отродясь не было!

– А ну накидывай аркан! – взревел я, чуток приподняв дуло одного из своих шестизарядных. – Кому говорю! Ты сказал, что конь твой; а я говорю – он мой! Выходит, один из нас конокрад. Да к тому же еще и лжец! И теперь мне вздумалось узнать кто! Ну! Двигай вперед, пока я не провентилировал твою хрипелку раскаленным свинцом!

Проходимец взглянул на меня, потом еще разок на Капитана Кидда и позеленел окончательно.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке