Покойник претензий не имеет

Тема

Аннотация: Жизнь отставного подполковника ФСБ Аркадия Лавренцова рушится на глазах: умер отец, развалился бизнес, ушла жена, появилось пристрастие к алкоголю. К тому же подоспело известие об убийстве лучшего друга… Поднимая когда-то свой бизнес, Аркадий сделал доброе дело для врача-психотерапевта Фролова, и тот при случае обещал отблагодарить. Отчаявшись, бывший контрразведчик звонит ему и… скоро осознает, что все предыдущие беды были пустяком по сравнению с новым кошмаром. Что это — череда странных совпадений или эксперимент гениального Фролова, разработавшего "теорию брутальной реанимации"?

Повесть вышла в изд-ве «Эксмо» в 2002 году. Авторское название повести «Теория брутальной реанимации»

Валерий Рощин

Все события и персонажи книги вымышлены. Любое совпадение — случайность…

Глава I

Черное и темно-серое

Весь последний год жизнь над Аркадием Лавренцовым откровенно издевалась. Любимчик капризной судьбы и сам не заметил, как та, долгое время баловавшая не дюжими авансами, стала воротить нос и бессовестно ухмыляться. Некогда полученное без особых усилий место среди преуспевающего среднего класса постепенно сменилось на тоскливую безысходность маргинальной среды…

Сначала стал давать сбои отлаженный механизм его детища — риэлторской фирмы. И все, вроде бы, оставалось как прежде — клиенты, интересные, перспективные объекты, но… Компании, занимающиеся схожей деятельностью, плодились в офисах Санкт-Петербурга, словно кролики в ижорском подсобном хозяйстве ресторана «Метрополь». Конкуренция росла день ото дня, и ни одной, сколько-нибудь приличной сделки, позволявшей подсчитав доход — с облегчением перевести дух, за прошедшие полгода не состоялось. Тому, что с натугой и по инерции обстряпывалось в его агентстве, только и напрашивалось определение — мелкие делишки…

Контора рассыпалась на глазах. Уволился бухгалтер — ушлая женщина, знающая и умело использующая множество лазеек, частенько до кризисного, лихого периода выправлявшая неустойчивый баланс предприятия. Разбежались пронырливые агенты, на которых он рассчитывал и надеялся. Тот, что остался… Лучше бы он исчез вовсе!

Несколько причин происходящего, Лавренцов, пожалуй, мог перечислить себе в оправдание. Хотя каждая, скорее, являла отдельную, трагичную страничку судьбы и самому Аркадию Генриховичу временами становилось непонятно — что было первостепенным в странной, гиблой цепочке, а что выплывало из-за горизонта в качестве неизбежного следствия.

Отношения с женой потихоньку, будто исподволь, начали рушиться гораздо раньше, но, не придавая мелким конфликтам, недомолвкам и обидам значения, игнорируя собственную интуицию, он только в последний — роковой год обнаружил ужасающие масштабы семейной катастрофы. Валентина более не сдерживая эмоций, выплескивала на мужа все то, что появлялось и копилось, обрастая, как снежный ком, всю их долгую, совместную жизнь. Вместо того чтобы успокоить, поддержать в трудную минуту, направить его устремления в нужное русло по спасению «тонущего» дела, близкий человек, как справедливо полагал глава семейства, создавал в доме совершенно нетерпимую, нервозную обстановку. Вскоре добавилось отчуждение взрослеющей дочери — учеба в дорогостоящем лицее вдруг разом опостылела, завелись ухажеры-переростки, звонившие и навещавшие юную девушку едва ли не ночью, появилась скрытность и чванливая надменность в общении с родителями.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке