Пирамида Хаоса

Тема

Пашковский Владислав

ВЛАДИСЛАВ ПАШКОВСКИЙ

Отгоне Розуел шел по 33-й улице, не обращая никакого внимания на яркие рекламные щиты. Привык. Вначале все бросалось в глаза и вечерами после этого страшно болела голова. Постукивание монорельсового поезда, шум проезжающих машин, вежливые предложения автоматов-киосков влились в его сознание и остались как тиканье старых механических часов. Первую жертву он увидел на углу Парк-авеню. Он почти налетел на толпу зевак, рассматривавших труп человека. Вернее, то, что от него осталось. Это была бесформенная масса влажных от крови тряпок.

* * *

Карл погрузился в раздумье. Уже четвертый час длилась неизвестная блокада. Никто не мог покинуть этот злополучный дом. И никто не мог в него попасть.

Дом был одной из самых старых построек города, неотъемлемой реликвией и частью прошлого. Ржавые водосточные трубы еще пытались держаться за потемневшие углы дома и тем самым напоминали умирающих гусениц. Еще чуть-чуть, и эти старые, ржавые гусеницы станут такими же ржавыми и трухлявыми бабочками.

"Неизвестность" отсекла только левое крыло здания. Из окна было видно, как стена дома на границе с неизвестным растекается в туманное пятно. Карл встал, налил из чайника в кружку кипятка, подержал ее в руках и поставил обратно. "Надо что-то делать, - думал Карл, - что-то предпринимать". Бешеный круговорот мыслей никак не отражался на его молодом, но не лишенном мудрости лице.

В дверь постучали.

- Прошу вас, Катрин, - пригласил Карл. Так стучала только она.

- Как вы угадали, что это я?

- Я стараюсь запоминать мелочи, которые складываются затем в решенные задачи. - Карл помолчал. - Вы пришли...

"Действительно, - думал Карл, - зачем она пришла, сейчас все равно уже ничего не сделаешь. Но люди не могут так просто сидеть и ждать неизвестного. Неизвестность их пытает, мучает".

- Карл, вы должны остановить Джошуа, - прервала его Катрин. - Он хочет выпрыгнуть из окна, говорит, что это не опасно.

Дикий вопль разнесся по зданию и замер в глухих углах.

"Поздно", - подумал Карл. - Наверное, это он.

Катрин выглянула в окно и побледнела. Красная, размазанная в воздухе лужица - вот все, что осталось от Джошуа. Карл поспешно отвел Катрин от окна.

- Ах, Карл, что с нами будет?!

Карл обнял ее, и она залилась слезами.

* * *

Впервые Отгоне задержался на месте происшествия. Он терпеть не мог все эти тупые сцены, когда какой-нибудь малый лежит с распоротым брюхом, а вокруг толпа зевак. "Свиньи, - подумал Розуел. - Это одно из их свинских развлечений".

На перекрестке Зеленой улицы творилось что-то невообразимое. Машины и люди сбились в кучу. Полиция ошарашенно пыталась руководить, создавая тем самым еще больший беспорядок. Люди что-то кричали и падали навзничь. Их место занимали другие. Потом откуда-то появлялась морда чудовища и разрывалась на части прямо на глазах, обдавая вязкой жидкостью. На Розуела накинулась женщина, стала требовать возмещения, надавала ему пощечин и побежала прочь.

- Истеричка! - не выдержал Розуел. - Вы все здесь больны истерией! Все вы больные... с вашими дикими, большими городами! - перешел он на крик. Вы, вы...

- Кока-кола, сэр? - прервал его автомат-киоск.

- Какого черта?!

- Сандвич с подливой, сэр? - невозмутимо продолжал ав-томат.

Розуел оторопело уставился на автомат-киоск. Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем Розуел сказал:

- Чай с лимоном и кусочек перинга.

- Прошу вас, сэр.

- Ну и где?! - Отгоне за все время своего пребывания здесь ни разу не пользовался автоматом-киоском.

- Прошу вас, сэр. Наберите номер своего счета в банке.

Розуел не спеша набрал номер. Автомат помог ему как-то отключиться от внешнего мира.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке