Сказ о доблестном полководце Каллистрате и о славных защитниках города Даргобышль

Тема

Берендеев Кирилл

Берендеев Кирилл

Сказ о доблестном полководце Каллистрате

и о славных защитниках города Даргобышль

Альберу Камю

Давно это было. Так давно, что и не упомнить.

В некотором царстве, в некотором государстве, жил-был царь, и звали его Касьян. Ничего особенного властитель земли сей из себя не представлял, был Касьян не хуже и не лучше своих соседей. И вот был у него в полководцах некий Каллистрат, тоже человек не слишком знатный, безземельный, да и рода славного, чье имя носил, был сбоку припека. Славы да почестей не искал, царскими милостями обласкан не был, однако и вкус черствого хлеба с водой в темницах государевых неведом ему был. Жил так себе и жил, покуда беда не приключилась.

А надо сказать, что в царствие царя Касьяна войн давно уж не было. И вот почему. Как объединятся супротив Касьяна соседи его, как пошлют к нему во дворец послов с требованиями возвернуть им тот межевой камень, что-де их предками воздвигнут был во знак славного события поросшей мхом давности, да, кроме того, прилегающие к камню тому земли, дабы пиры знатные закатывать, -тут же соглашается Касьян на все условия без пререканий. А как не согласиться? - силы-то супротив него втрое, коли не вчетверо.

И была царская дружина лишь на празднествах да на игрищах потешных хороша, - только тогда удаль свою молодецкую и показывала, сквозь огни да воды проходила. А как с врагом воевать - так уж почитай, сто лет как не воевала, то не надобно было.

Случилось и ныне: прибыли к царю Касьяну послы соседские с новыми требованиями. Вдругорядь согласился с ними Касьян и отказал соседям своим пограничное селение Недород. А в селении том, не знал, видно, царь, вся семья воеводы Каллистрата проживала. И вроде как получилось согласно грамотам, что воевода царский - иноземец.

Как узнал, то крепко задумался об том царь Касьян, долго думал - дней веди (два), почитай, - все решал, как из положения незавидного выбраться. И порешил, что не может, дескать, иноземный подданный такую высокую должность при царе занимать, а то не ровен час - не избежишь мятежа. И наказал отставить Каллистрата.

Только вести при дворе долго до адресата добираются. Известия об оказавшихся на чужбине родных, да об отставке своей Каллистрат услышал из одних уст да в один час. Изумился он и затаил обиду великую. Тотчас же поднялся Каллистрат с полатей, препоясался, сел на коня - хоть и было от дома воеводова до царского двора ходьбы неторопливой на четверть часа, да сильно поспешал он - и одним махом пред царем предстал, без вызова да без предуведомления.

Разгневался царь Касьян на гостя непрошеного, да более его в гневе был сам Каллистрат. Рек он:

- Негоже государю до последнего измывательства терпеть, негоже иноземных послов слушать да уступать посулам их и претензии исполнять бессловесно. Доколе ж, царь-батюшка, ты чужих советов слушаться во всем будешь? Армия наша лишь на торжествах славна, а дружинники уж и запамятовали какого оно - поле бранное. Кони их по конюшням томятся, сабли затупились, а булавы ржа пожрала. Ужели такая дружина нужна государю, коли не выпускает он их в поле на честную брань? Только и осталось им, что на руках друг с дружкой бороться, да на скаку бердышом колья срубать.

Не посмел возразить царь Касьян, не посмел ни худого, ни доброго слова молвить.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке