Скафандр Агасфера

Тема

Ломм Александр

Александр Ломм

1

Когда Дориэль Реджан дошел, что называется, до крайности, иными словами, когда он вынужден был оставить Биолию и маленького Аркифа, чтобы не лишать их последнего куска хлеба, он встретил Вальмоска; в парке встретил, в осеннем холодном парке на скамейке.

У Вальмоска был очень потрепанный вид, еще более потрепанный, чем у самого Реджана.

"Вот существо в тысячу раз несчастнее меня!" - мысленно произнес Реджан, и вместе с естественно пробудившейся жалостью в нем шевельнулось эгоистическое чувство удовлетворенности: "Не я последний в этом мире!"

Старик действительно являл собой убогое зрелище: одежда сплошные лохмотья, изможденное лицо - в грязных клочьях давно не бритой бороды, красные, слезящиеся глаза, тощие, жилистые руки, судорожно вцепившиеся в суковатую палку. Можно было без особого труда угадать, что он много дней уже не ел досыта и ночевал где попало. Возраст его был преклонен, но точному определению не поддавался.

С его нищим обликом никак не вязался большой породистый, упитанный дог темно-серой масти, с гладкой, лоснящейся шерстью. Он лежал под скамейкой, наполовину высунувшись наружу и положив свою великолепную умную голову на мощные передние лапы. В том, что он принадлежал старику, можно было не сомневаться. Слишком уж доверчиво прижимался этот гордый пес к рваным и грязным башмакам нищего.

Бегло осмотрев странную пару, Реджан осторожно присел на край скамейки, раскурил только что поднятый полновесный окурок сигареты "Трино" и обратился к старику с обычным в таких случаях вопросом:

- Что, приятель, совсем плохи дела? Да?

Старик медленно повернул к нему голову, внимательно оглядел его от бахромы на брюках до засаленной тульи шляпы и вдруг протянул ему свою дрожащую, со скрюченными пальцами руку.

- Вальмоск... - сказал он при этом глухим, простуженным голосом.

- Как?! - переспросил Реджан.

- Меня зовут Вальмоск, профессор Вальмоск! - настойчиво повторил старик.

Реджан смешался, покраснел, но все же торопливо пожал протянутую руку и назвал свое имя.

- Безработный? - спросил после этого Вальмоск.

- Да, уже больше года, - признался Реджан.

- Бездомный?

- Да... то есть почти... Во всяком случае, я не вернусь домой, пока не устроюсь...

- Голодный?

- Да, да, черт побери! - прорычал Реджан, приходя вдруг в бешенство от этих дурацких вопросов. - Безработный, голодный, бросивший жену и сына! Еще что? Еще злой, злой, как собака!..

На старика эта вспышка бессильной ярости не произвела ни малейшего впечатления. Когда Реджан докурил свою коротенькую сигарету и немного успокоился, Вальмоск снова обратился к нему с вопросом:

- А жить, поди, хочется?

- Бросьте издеваться!.. - буркнул Реджан, уже жалея, что затронул болтливого старика.

- Я не издеваюсь, - прохрипел Вальмоск. - Я для дела спрашиваю. Хотите жить, Реджан?

- Вообще-то надоело... Если бы не Биолия и Аркиф... Но, по совести говоря, хочу. Очень хочу! - с неожиданной для себя искренностью ответил Реджан.

- Тогда пойдемте! - Вальмоск навалился на палку и с трудом поднялся.

- Куда? - оторопел Реджан.

- Ко мне. Посмотрите кое-что. Может быть, вам подойдет...

С этими словами чудаковатый старик пошел прочь, шаркая ногами и часто стуча палкой по мокрому асфальту. Великолепный дог вылез из-под лавки и пошел за ним. Несколько мгновений Реджан смотрел им вслед, потом махнул рукой:

- Эх, была не была! Терять уж нечего!..

Он быстро догнал профессора и пошел с ним рядом.

2

Из парка они вышли не через главные ворота, которые вели на оживленную улицу, а через узкую служебную калитку в противоположном конце. За калиткой простирался огромный пустырь, часть которого занимала свалка.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке