Работа за рубежом

Тема

Забирко Виталий

В.Забирко

Робко, будто спросонья, запиликал электронный будильник. Какой дурак выставил время? Сил протянуть руку и выключить будильник не было. Пиликанье набрало обороты и перешло в отвратительное непрерывное верещание.

- Ларионов! - страдальчески воззвала из соседней комнаты Машка. Выключи будильник!

С закрытыми глазами я подвинулся на край кровати, наобум хлопнул ладонью по столу, но с первого раза не попал. Подвинулся ближе, наконец-то дотянулся до будильника, хлопнул по нему и в тот момент, когда зуммер отключился, свалился на пол.

Где же это я так вчера, а? Ах, да, раут... И дураком, выставившем на будильнике время, был я сам. Вспомнить бы - зачем?

- Чье тело упало? - вновь подала голос Машка. - Похоронную команду вызывать?

- Не дождешься! - простонал я, усаживаясь на полу. Голова раскалывалась, вспомнить, зачем вчера поставил будильник, не получалось. Куда я должен бежать? С кем встречаться? Зачем?

Тяжело поднявшись, я поволок ноги в ванную. Ни холодный, ни контрастный душ, не помогли - в памяти по-прежнему зиял провал. Пока чистил зубы и брился, услышал в прихожей приглушенный разговор. Неужели кто-то с утра пораньше напросился в гости, и ради этого я выставил будильник?

Выглянув из ванной комнаты, я увидел, что гость, явно не утренний, уже уходил. Щупленький чернявый парнишка в джинсовом костюмчике чмокнул Машку в щеку и выскользнул из квартиры. Машка закрыла за ним дверь, запахнула халатик и с независимым видом направилась в свою комнату.

- Слушай, - спросил я, - а почему ты не в школе?

Машка остановилась и одарила меня таким взглядом, будто перед ней не отец стоял, а, по крайней мере, призрак отца. Причем не родного, а отца Гамлета.

- Ларионов, ты хоть в окно выглядывал?

- А что?

- Лето на дворе. Июнь. У детей каникулы. Я вздохнул.

- А дети презервативами пользоваться умеют?

- Не наезжай, Ларионов! - отрезала Машка. - СПИДом я уже переболела!

Она скрылась в своей комнате и хлопнула дверью. Ну что с нее возьмешь, переходный возраст...

Я вернулся в спальню, оделся, затем вышел на кухню. На столе лежала записка, придавленная фломастером.

"Меня не будет пару дней. Захотите есть, сходите в кафе".

Сев к столу, я взял фломастер, перечеркнул "дней" и написал "ночей". В общем, та еще у меня семейка, впору удавиться. Жена на фирме с презентаций не вылезает, по нескольку суток дома не появляется, дочка вся в нее пошла. Ни по имени, ни отцом меня они не зовут... Да и остальные тоже... Только Ларионов. Ларионов - дома, Ларионов - на работе, Ларионов - у друзей. Лезть в петлю пока не хотелось, но на душе было тошно. И не только после вчерашнего раута. Послать бы все к чертовой матери...

Я достал диктофон, включил и пробормотал: "СПИДом я уже переболела..." Если фразу обкатать, хорошая острота может получиться. Работаю я на радио "FM-минус" в группе известного всей стране хохмача Фесенко, который анекдотами в эфире так и сыплет. Так вот, я один из тех, кто эти анекдоты сочиняет. Слышали остроту: "Тютелька в тютельку - секс лилипутов"? Это не Фесенко, это Ларионов написал. Тот самый Ларионов, имени которого никто не упоминает. Неизвестный Ларионов. Быть может, мне памятник когда-нибудь воздвигнут и назовут: "Памятник неизвестному Ларионову". Но, скорее всего, он будет стоять не на площади, или в парковой аллее, а на кладбище.

В кухне появилась Машка.

- Записку читал? - хмуро спросила она.

- Ну?

- Гони сто рублей, если не хочешь, чтобы дочь с голоду умерла.

- А что, в холодильнике пусто?

- Ларионов, ты что, с Луны свалился? - возмутилась Машка. - Загляни!

Я не стал заглядывать в холодильник, достал из бумажника сто рублей, отдал.

- Хоть бы кофе сварила... - попросил.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Технарь
194.8К 178