Работа по призванию

Тема

Руденко Борис

Борис РУДЕНКО

Думаете, легко работать регулировщиком?

Рычащий поток машин с утра до вечера. Бесчисленные "Жигули", "Волги", менее престижные "Запорожцы" и несравненно более - иномарки волшебных форм и красок.

Автомобиль не роскошь, а источник загрязнения окружающей среды. Выхлопные синие дымы, запах бензина всех сортов, капли масел на нагретой мостовой...

Мечущиеся фигуры отважных нарушителей-пешеходов, нервирующий скрип "мертвых" тормозов и визг протекторов.

И каждому надо успеть свистнуть, каждого нужно оштрафовать, а перед тем выслушать оправдания - аргументированные или просто убедительные. Выслушать, а потом оштрафовать - порядок есть порядок. Автомобиль не роскошь, а одна из причин заболевания сердечно-сосудистой системы...

Вот здесь, посреди ревущего потока, на островке сомнительной безопасности, Сеня встретился с Федором. Вначале он ему свистнул и грозно помахал полосатой палкой, а когда нарушитель виновато приблизился, узнал:

- Федор!

- Сеня?

- Вот встреча! Столько лет!..

После того как немного рассеялась пыль, выбитая из одежды дружескими хлопками, Федор пригласил зайти к себе - жил, оказывается, совсем рядом. У Сени дежурство уже заканчивалось - тоже как нельзя кстати.

Квартира у Федора хорошая - о трех комнатах и с голубым санузлом. И сам Федор выглядел как человек, у которого все в жизни хорошо да гладко. Везучий он, с самого первого класса везучий.

Зашли, выпили понемногу за встречу. Говорили о бывших одноклассниках. Как кто.

- Ну а сам-то как живешь? - спросил наконец Сеня, и Федор сразу погрустнел, нахмурился.

- Как тебе сказать, - ответил он, - все вроде нормально, а фактически...

- Вот-вот, - поддакнул Сеня, погрузившись в свои собственные раздумья. - С виду все хорошо, а покопаешь...

- Понимаешь, Сеня, - сказал Федор, - иной мне позавидует. На работе ценят. За последний год повышают второй раз, - Второй раз за год? - удивился Сеня и тоже немного позавидовал. - Способный ты, Федя, человек!

- В том-то вся и беда, - пожаловался Федор. - Только, понимаешь ли, присмотришься на новом месте, свою струю найдешь, увлечешься, бац - и повышают. А я тебе откровенно скажу: сидел бы и сидел в своей лаборатории. Мы, брат, такое там начали! Представляешь, Сеня, прокладываем дорогу в подпространство. Это пока секрет, ты никому не говори.

- Так откажись!

- Не могу. - Федор вздохнул, повертел перед глазами рюмку. - Моральная ответственность. Доверие коллектива не имею права не оправдать. И жена... Зарплата, понимаешь, тоже повышается.

- Мне бы твои заботы, - уныло сказал Сеня, махнул рукой и выпил. - Все у меня как-то не так сложилось. Затянули будни серые - не вырвешься... Утром будильник - дзинь! - я его под подушку, а вставать все равно надо. Проглотишь бутерброд, бегом на работу. Прибежал вовремя - хорошо, опоздал плохо. Вся диалектика... Потом целый день на дежурстве - сам видел - машины, гарь, нарушители, штрафы, дым, грохот... А вечером в обратном порядке. Суета. До того устал, Федя! Покоя хочется, тишины.

Сеня запнулся раздумывая: сказать или нет? Потом решился.

- Я, Федя, знаешь ли, стихи пишу.

- Это интересно! Почитай!

- У меня их пока немного. И с собой нет. Когда писать? Не на посту же... Покой и время, где их обретешь? Разве что на пенсии. А до пенсии фью-и!

Сеня вздохнул и повесил голову.

- Так, так, - сказал Федор. - Ты это все серьезно? Или короткая хандра?

- Эта хандра у меня уже года три. Не туда я ступил с самого начала. Не той ногой. А возвращаться поздно.

Федор смотрел словно бы сквозь него, сосредоточенно обдумывая что-то.

- Ты женат? - спросил он после короткого молчания.

- Нет, не случилось как-то. Да я и не тороплюсь.

- Хорошо.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора