Просто анекдот

Тема

Гусев Владимир

Гусев Владимир

Злополучный однодневный род, дети случая и нужды, зачем вынуждаете вы меня сказать вам то, чего полезнее было бы вам не слышать? Наилучшее для вас вполне недостижимо: не родиться, не быть вовсе, быть ничем. А второе по достоинству для вас - скоро умереть.

Силен, спутник Диониса

- Родион Гордеевич, у нас тут такое...

Старшая медсестра была явно взволнованна.

С одной стороны, ничего удивительного в этом не было. Галина Игнатьевна всегда выплескивала из себя эмоции ведрами: и когда на партийных собраниях выступала, и когда пыталась митинг в защиту демократии организовать. Правда, кто-то вовремя ей подскаал, что лучше не надо. Митинг в сумасшедшем доме - это прозвучало бы несколько двусмысленно. Не тот резонанс мог получиться, совсем не тот.

Ну, а сегодня у нее что за проблемы?

- Наш Ардалион Витольдович... Прямо во время оперативки...

Галина Игнатьевна выдержала эффектную паузу. Что-что, а держать паузу Вострикова умела. И умело этим своим умением пользовалась. И когда сама себя в депутаты городской думы выдвигала, и когда предыдущего Главного валила...

- Так что произошло? - не выдержал Коробов. Старшая медсестра ворвалась к нему в кабинет тотчас после того, как он снял куртку и надел халат. Даже причесаться не успел.

- Сегодня утром Ардалион Витольдович сошел с ума! - сообщила Галина Игнатьевна, четко выговаривая каждое слово.

- Ардалион... Витольдович?

Коробов вскочил с расшатанного стула, пригладил зачем-то ладонью жидкие волосы.

Черт бы ее побрал... Дешевая театральщина - а попался. Ардалион - с ума сковырнулся? Не может быть. Уж он-то...

- А что вы удивляетесь? - усмехнулась Вострикова. - Все мы немного сумасшедшие. Профзаболевание. Хотя от Бурлацкого такого... Крепкий был мужик. Бурлак.

Коробов, перестав приглаживать волосы, бросил на медсестру короткий внимательный взгляд.

Иронизирует? Свалить Бурлацкого Востриковой не удалось. Да и смысла уже не было: подули другие ветры, открылись новые горизонты. Муж Востриковой, работавший завотделением здесь же, в пятой больнице, ухитрился стать депутатом, и освобождать для него место уже не было нужды. Так что это, пожалуй, не ирония, а невольное уважение. Пару попыток она все-таки делала - и каждый раз бесславно отступала.

- Где он?

- У Ющенко, в "люксе".

- Идемте к нему.

Они вышли из кабинета зама в унылый больничный коридор, повернули направо: отделение Ющенко занимало два этажа в новом корпусе, пристроенном к основному, еще дореволюционной постройки, лет пять назад.

- Буйствовал?

- Головой в стену бился. Пришлось "распашонку" на него надеть.

- Диагноз?

- Ну, это вы сейчас сами определите.

Став замглавврача, Коробов перестал практиковать, с головой погрузился в хозяйственные заботы. Но квалификацию не потерял. Нет, не потерял. "Нашего" пациента определял сразу и безошибочно. Так что напрасно Галина Игнатьевна пытается его уязвить.

В переходе, соединявшем старый и новый корпуса на уровне второго этажа, им встретились трое высоких длинноволосых парней в распущенных "распашонках". Их сопровождал Бахтияр Ахмедович, старейший санитар больницы. Проходя мимо Коробова, он усмехнулся, сложил большой и указательный пальцы правой руки ноликом - все в порядке, дескать - и вразвалочку зашагал дальше. Больше всего он был похож на медведя, которого хохмы ради облачили в явно тесный ему белый халат.

- Кто это? - не понял Коробов.

- А вы что, не знаете? - изумилась Вострикова. - Рокгруппа "Отбойный молоток". Снимают в "танке" видеоклип.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке