Шаг на дорогу

Тема

Тяглов Иван

Иван Тяглов

Весенние часы тетушки Катрины сломались к полудню. Черная секундная стрелка проскочила еще несколько делений по желтому, старой слоновой кости, циферблату, потом застыла. Зеленый трилистник на оси стрелок потемнел, пожух и наклонился, касаясь высохшей хрусткой кромкой резных листочков, отмечающих часы и минуты.

Тетушка прибежала, бросив пирожки, заахала, торопливо вытирая руки. Так расстроилась, что даже хлопнула разок масляной ладонью по белому свежему переднику, а немного придя в себя, вытащила Вальку из темных недр большого кресла.

- Валя, мальчик, помнишь еще, где этот сыч бородатый живет? Умнейший наш. Да... Беги к нему. Скажешь: Катрина послала за Солнечным Ароматом с Песчаного Лабиринта. Часы, скажи, у нее сломались. Все, беги скорее.

Валька не препирался. Первый раз видел Катрину такой испуганной. Аккуратно поставил на полку "Пенную дугу" и рванул.

На улице потемнело, вдоль кривых улочек нижней слободы потянул Полуночный ветер, который вообще не должен дуть в такое время. Валька, ежась под его ледяными порывами, побежал вверх по Артиллерийской. В небе тоже происходили жутковатые перемены. Легкие белые перья облаков, длинными хвостами тянувшиеся от степей в океан, набухали, темнели, разлохмачивая края, грозили снегопадом.

Валька спешил, не обращая внимания на отчаянный скрип пыльных лопухов вдоль канавы, на холод, залезавший под рубаху острыми иглами. Длинные темно-русые волосы поминутно падали ему на глаза, и он сдувал их сердито, взмахивая головой. Становилось все холоднее. Решительно не годились для такой погоды легонькая рубашка навыпуск с шортами, да только ничего другого у Вальки здесь не было.

Вот она, лестница. Теперь вверх по выглаженным, сточенным ногами ступеням.

Скорей, скорей! Вот уже и Летнее солнце затянулось серыми клубами. Валька рванулся из последних сил, слизывая капельки пота с верхней губы. Постучала под ногами деревянная мостовая, знакомая дверь открылась сразу.

- Ну-с, молодой человек, вы, конечно, не откажетесь от горячего чая. Бородатый горбоносый человек наклонился над ним, но глаза, серые и холодные, как облачные пряди, смотрели из каких-то одному Умнейшему ведомых далей. Преодолевая ощущение букашки под микроскопом, Валька сказал:

- У тети Катрины сломались весенние часы, она просила Солнечный Аромат... Скорее, я счас назад.

- Вот неугомонная, - хмыкнул Умнейший. - Сколько раз я ей хотел эти часы остановить. Говорил ведь...

- Скорее! Там зима возвращается.

- Э-э, - Умнейший повернулся к маленькому шкафчику красного дерева, открыл, начал перебирать коробочки и пузырьки.

- Ты не бойся так, - сказал он, рассматривая бутылочку из молочно-белого камня. - Сейчас найдем. Только нести придется мне самому.

- Вот еще. Я быстрее.

- Да не быстрее... Тебе ведь сейчас домой. Валька поглядел искоса. Конечно, это - Умнейший, но все же откуда ему знать?

- Да ведь ты считаешь все это сном. Не так ли? Стоит ли удивляться, что я знаю о тебе многое?

- Зачем вам столько вопросов? - хрипло спросил Валька. Начинала кружиться голова, и он почувствовал, как страшно тянет черный провал, раскрывшийся там, выше мрачнеющего неба.

- Ну вот, - пробормотал Умнейший, извлекая из шкафчика розовый стеклянный флакон.

- Кстати, я принес твою одежду, она там, у камина. Голова кружилась уже так сильно, что в глазах плыла серая муть.

- Вы... Скажите Сергею... Ну...

- Скажу, скажу. Ты переодевайся.

- А что... дальше? - против воли вырвалось у Вальки.

- Ну, не знаю. Думаю, Троичная магия вступает в свои права... Торопись.

Валька кинулся в соседнюю комнату.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора