Возвращение людей (2 стр.)

Тема

Осталась существовать и кучка других — Реликтов, но только благодаря счастливым обстоятельствам.

Они сами очень сильно изменились, судя по старым причинно-следственным связям.

Правда, те тоже частично сохранились, хотя бы для управления метаболизмом тел, но не более.

Они очень быстро вымирали, психика не предусматривала заслона против такого окружения. Иногда мозг Реликтов нагревался, и они, бессвязно бормоча, выпрыгивали на равнину.

Организмы же смотрели вокруг без тени любопытства, да и чему тут было удивляться?

Любой Организм мог запросто задержать обезумевших Реликтов, которые попытались бы продлить свое существование.

Как и Организмы, Реликт набивал полный рот растений, как и Организмы, Реликт натирал ноги толченой водой, но потом вскоре Реликт погибал, отравившись ядом, от заворота кишок или от язв на коже, а Организм тем временем спокойно продолжал нежиться в черной сырой траве.

Или же организму могло прийти в голову съесть Реликта, и тогда тому ничего не оставалось делать, как спасаться бегством.

Объятый ужасом, неспособный больше оставаться в этом мире, он бежал, прыгал, вдыхал густой воздух, широко раскрыв глаза, разинув рот и задыхаясь, пока не падал в омут черного железа или не грохался в вакуумный мешок, заметавшись в нем как муха в бутылке.

Теперь Реликтов осталось очень мало.

Финн, тот, что забрался на скалу и оглядывал окрестности, жил с четырьмя другими особями.

Двое из них были старыми самцами, которым предстояло скоро умереть.

Если не найдется пища, Финну тоже придется разделить их участь.

Один из Организмов на равнине, Альфа, вдруг сел, зачерпнул пригоршню воздуха, шарик голубой жидкости, камень, смешал их вместе, взболтал, словно микстуру, и хорошенько согрел.

Раствор скатился с ладони, словно бечевка. Реликт. Сказать, что за чертовщина на уме у этого существа было невозможно. Действия его и всех остальных казались совершенно непредсказуемыми. Реликту нравилось есть их мясо, но случилось по-иному, они тоже не преминули им полакомиться. Правда, при такой конкуренции он оказался бы в весьма невыгодном положении. Их непредсказуемые действия явно сбивали его с толку. Ища спасения, он бросился бежать, и тут начался кошмар.

То, направление, которое лежало перед его взором, на редкость изобиловало почвой с самым различным сцеплением, что как-то позволило ему передвигать ноги. Сзади был Организм, случайный и незавершенный, как само окружение. Причем альтернатива заключалась в скопище причуд, иногда сливавшихся вместе, иногда нейтрализующих друг друга. В худшем случае Организм мог бы схватить его. Это было необъяснимо, а впрочем, почему бы и нет?

Слово «необъяснимо» давно потеряло всякий смысл. Организмы направились к нему. Ну, неужели заметили? Он припал к тусклой желтой скале.

Организмы невдалеке остановились.

Он услышал их крики и скрючился, раздираемый двумя противоположными чувствами — голодом и страхом. Альфа припал к коленям, и перевернулся на спину, раскинув как попало ноги и руки и посылая к небу серии мелодичных криков и гортанных стонов. Это был собственный язык, только что им выдуманный, но Бета, конечно, должен его понимать.

— Видение, — прокричал Альфа. — Я вижу былое небо, вижу скалы, свивающиеся круги. Они сжимаются в твердые точки, и их некогда больше не будет.

Бета перегнулся через пирамиду и вгляделся, откинув плечи, в испещренное небо.

— Интуиция, — пропел Альфа. — Картина другого времени. она тверда, безжалостна и непреклонна.

Бета перегнулся через пирамиду, нырнул под зеркальную поверхность, проплыл под Альфой, вынырнул и лег рядом с ним.

— Взгляни на Реликта на склоне холма. В его крови — вся древняя раса

— ограниченные людишки с тронутыми мозгами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке