Пляска мертвецов

Тема

Матесон Ричард

Ричард Мэтисон

Перевод с англ. Н. Савиных

А я лечу вперед

С девчонкой Рота-Мотой!

Сам черт нас не возьмет,

На скользких поворотах!

Куда бы нам забраться,

Залечь и потолкаться!

(по/толкать/ся, - гл., жарг., - обозначает любую случайную половую связь, в данном значении стало употребляться во время III Мировой войны.)

Два пучка света, выпускаемые автомобильными фарами, быстро ложились на шоссе. Следом за ними несся "Ротор-Моторс" амфибия, модель "С", 1987 года выпуска. Яркие желтые струи рвались вперед и стремились удрать от 12-цилиндрового тяжело дышащего преследователя. Застывшая кромешная темень с бешеной скоростью исчезала под колесами. Дорога мелькала все быстрей. "Сент-Луис, 10 км".

- А ты летишь со МНОЙ, - пели они, - мы Рота-Мота дети! С глазами за СПИНОЙ, - пение усиливалось, - и с мыслями в кювете!

Певцов было четверо:

Лен, 23 года,

Бад, 24 года,

Барбара, 20,

Пегги; 18.

Лен с Барбарой, Бад с Пегги.

Бад вел машину. Она с визгом вписывалась в крутые виражи, громко ревела на мрачных горных подъемах, как пуля проносилась по затихшим равнинам. Одна лишь Пегги пела не надрываясь, у остальных слова вылетали из готовых разорваться легких, смешиваясь и соревнуясь с ветром, бившим в их лица и хлеставшим по ним спутавшимися волосами:

К бесу тихие прогулки

При светящем месяце!

На стомильных скоростях

Мне про иное грезится!

Стрелка подрагивала на 130. Еще две пятимильные отметки и конец шкалы. Внезапно автомобиль куда-то нырнул. Вся компания подскочила, и ночь тут же подхватила и унесла с собой дикий хохот трех молодых глоток. Еще вираж. Еше подъем, затем спуск. Молниеносный скачок через долину - корпус цвета полированного черного дерева едва касался земли.

Водно - роторно - моторный

И удобный и просторный.

Хоть по суше, хоть по морю

Как ни в чем я рот-моторю!

Голос на заднем сиденьи:

- Уколись, Барбарись!

- Спасибо, я уже. Сразу после ужина. - Иголка с приделанной к ней капельницей для глаз перешла обратно. Голос на переднем сиденьи:

- Уж не хочешь ли ты сказать, что это твой первый залет в Сент-Лу?

- Ну да, ведь в сентябре начались занятия.

- Брось об этом, ты же своя чувиха.

Заднее сиденье, обращаясь к переднему:

- Эй, чувиха, ты что, не хочешь вкусно взлететь?

Иголка перешла вперед, светло-янтарное содержимое капельницы заманчиво переливалось.

- Давай, будет здорово!

(взлететь, - гл., жарг., - обозначает переход в состояние эйфории, следующее за приемом наркотика. В данном значении стало употребляться во время III Мировой войны.)

Пегги попыталась улыбнуться, но губы не двигались. Пальцы чуть-чуть дрожали.

- Нет, спасибо, я не...

- Давай, не дрейфь. - Лен навалился на сиденье всем телом, светлые брови выделялись под растрепавшейся черной шевелюрой. Он держал иглу прямо перед лицом Пегги. - Будет здорово, вот увидишь. Взлетишь и все забудешь!

- И все-таки я бы не хотела, если, конечно, ты...

- Ну и девица попалась! - взорвался Лен и с силой прижался бедром к ждущему этого бедру Барбары.

Пегги тряхнула головой, и ее золотистые кудри упали на лицо, полностью скрыв глаза и щеки. Где-то там внутри, под желтой тканью платья, под белым нижним бельем, под молодой грудью тяжело стучало сердце. Будь внимательна и осторожна, детка. Это все, чего мы просим. И помни, кроме тебя у нас на этом свете никого нет. Слова матери звенели в ушах. Вид иглы заставил ее отпрянуть поглубже в кресло.

- Ну ты даешь, чувиха!

Машина застонала, входя в очередной поворот, и центробежная сила сдвинула Пегги прямо на худые колени Бада. Рука его моментально спустилась, и пальцы сдавили упругое тело. Под желтой тканью платья, под тонким чулком дрожь пробежала по коже.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора