Пропасть и мост

Тема

Аннотация: Эта тюрьма не оставляет заключенным ни малейшей надежды на бегство, а от властей не требует никаких средств на содержание узников. Ведь это - целая планета.

Борис Руденко

Протяжный небесный гром услышал каждый взрослый житель Плато от Пропасти до Большой Каменной Стены. Женщины бросались к детским кроваткам, мужчины, схватив оружие, выскакивали из домов и замирали, устремив взгляды в грохотавшее небо; и только дети продолжали безмятежно спать. Их не учили бояться грома, ну что с того, что на этот раз гром звучал немного дольше? Небесный пришелец вынырнул из-за туч, прочертил в небе яркую белую линию со стороны океана, снижаясь, пронесся над Пропастью, но когда те, кто следил за его падением, внутренне напряглись в ожидании тяжкого удара, грохот, достигнув наивысшей мощи, начал плавно стихать и растворился в темноте ночи. Несколько минут тишина была абсолютной, а потом, словно оправившись от пережитого ужаса, в мир начали возвращаться привычные ночные звуки: стрекот цикад, плач шакалов и завывание свиней, как обычно, выбравшихся из Пропасти на ночную кормежку.

Лео любил это время между ночью и утром, когда ночные хищники прекращали охоту, а огромный красный диск светила лишь заявлял о своем появлении первыми отблесками на вершинах далеких гор. Предутренняя тишина нарушалась лишь редким перестуком копыт и хрустом челюстей кормящихся животных. Лео осторожно вышел из кустов. Громадная свинья - вожак стада - предостерегающе зарычала. Ее маленькие глазки подслеповато моргали, разглядывая пришельца, плоский нос шевелился, оценивая новый запах. Лео сделал медленный шаг, протягивая охапку сочной листвы.

– Хорошая, Мета хорошая, - приговаривал он, и свинья его узнала.

С радостным хрюканьем она подбежала к Лео, дружески толкнув его пятаком в грудь, едва не повалив, и принялась шумно поедать угощение. Лео почесал толстую ворсистую складку между пластинами костяной брони, прикрывающей загривок и спину, потом опустился на колени и начал сдаивать из набухших сосцов в деревянный подойник густое, теплое молоко. Свинье процедура дойки нравилась, она уже дожевала листья и стояла сейчас в полной неподвижности, удовлетворенно похрюкивая. Неподалеку Сим и Хади доили своих животных, подозвав их из стада.

Подойник скоро наполнился. Прежде чем плотно запечатать его крышкой, Лео наклонился и сделал несколько больших глотков. Парное молоко слегка припахивало сероводородом, но на этот запах все обитатели Плато давно уже привыкли не обращать никакого внимания.

Он закрыл подойник, продел руки в лямки упряжи и забросил его на спину. Зверь уходить не торопился, терпеливо дожидаясь привычной порции ласки.

– Мета хорошая, добрая свинья, - говорил Лео, изо всех сил царапая незащищенные броней участки тела животного.

Внезапно свинья подняла голову, несколько раз втянула воздух и тревожно хрюкнула. Лео почувствовал, как напряглись мощные мышцы, и отпрыгнул в сторону, освобождая место для разворота тяжелого туловища, толчок которого заставил бы его покатиться вместе с подойником по траве. Тяжелым галопом Мета устремилась к стаду. Теперь она не хрюкала, ее глотка издавала низкий вибрирующий звук - «вой», предостережение о близкой опасности. Свиньи Сима и Хади тоже мчались вслед за ней, и Лео оставалось лишь надеяться, что товарищи успели завершить дойку. Стадо сбилось в плотную массу и устремилось вниз и чуть в сторону по склону, в желто-серый туман, скрывающий дно Пропасти.

– Что их встревожило? - спросил подбежавший Хади. - На тысячи шагов вокруг нет ни одного хищника. Кого они испугались?

– Это мы сейчас увидим, - ответил Лео.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке