Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа

Тема

Новаш Наталия

Новаш Наталия

Сказка

Историю нашей собаки мне рассказала старшая сестра Люська, когда я был еще совсем маленьким, а Жуля - и вовсе несмышленым щенком. Люська выпросила его у одной старушки в Родошковичах во время лыжного похода. А если точно - случилось это в прошлом году. В старый Новый год, как сейчас помню: скукота была, кампик глючил, и тут Люська вернулась, да еще с собакой! Сперва скрывала о ней всю правду, но меня не проведешь! Ни секунды не верил, что щенок - дворник. Он рычал на меня, как на кость, которую дала бабушка. "Надо же! - удивился я. "Слышит, что меня зовут Костей, и думает, что я - косточка! Вот он - собачий ум!"

С тех пор я перестал обижаться и стал ждать, когда собака вырастет в овчарку.

Овчарка моя, ко мне! -звал я, показывая кусочек сахара, и она всегда отзывалась, поэтому не вздумайте говорить, что Жуля - простая дворняжка. Эту глупость никто уже не повторяет у нас в семье с тех пор, как все узнали, кто такая Жуля на самом деле. Правда, не поверите - от кого! От бабушкиной Музы Петровны. Я б и сам не поверил, не услышь собственными ушами, потому что в голову не придет, что от этой Музы Петровны можно что-нибудь стоящее узнать. Накрашена и разодета, как всякие мамины подружки, а поучает бабушкиных учительниц-пенсионерок, точно сама - не меньше, чем директор школы. Хоть с виду - просто баба-яга с модной прической. Люська сказала, что это шиньон. Как-то раз за столом Муза Петровна сняла его, осмотрела, потрясла над тарелкой рыжими локонами, заплетенными в мелкие косички, и опять прицепила на затылок, наверное, она и вправду директор школы, потому что все бабушкины учительницы, покраснев вежливо отвели глаза в сторону, сделав вид, будто ничего не заметили. Вот эта-то Муза Петровна пришла к нам на Новый год и, не успев поздороваться, воскликнула, застыв в дверях:

- Ах!... И у вас китайская собачка! Я знаю, это чи-хуа-хуа. У моей внучки такая же. Щенка привезли из Китая за бешеные деньги!

Я помчался к Люське спросить, что такое хуа. Та, не отворачиваясь от мольберта, пробурчала что-то о древнекитайской династии. Ей было не до меня.

Вообще-то Люська совсем на похожа на художницу. Скорей, она напоминает учительницу своим важным видом и вечно задранным кверху носом. Волосы закручены узлом на макушке, на носу - очки. А взгляд! Что вы, что вы! Ни дать ни взять - строгий профессор-всезнайка. Хотя по правде так оно и есть. Она знает всякие загадочные истории и самые интересные на свете сказки, которые больше ни от кого не услышишь. Папа называет Люську "наш барон Мюнхаузен". Но я с этим категорически не согласен. Всем известно, что знаменитый врун выдумывал свои истории, Люська же голову дает на отсечение, что в ее историях -лишь чистая правда. Правда теперь, когда у нее на носу экзамен, Люська редко что-то рассказывает, даже в Новый год, когда все нормальные люди смотрят телевизор, она рисовала свои натюрморты-вытерморды, как я называю ее картины, когда сержусь. Ей было не до великой китайской тайны, и я решил пойти на хитрость. Как только сестра вышла из комнаты перехватить что-нибудь вкусненькое за праздничным столом, я засунул ее кисть себе за пазуху.

Прожевав кусок торта, Люська сразу все раскусила:

- И ты считаешь, эта презренная кисть заставит меня раскрыть самую великую тайну в мире? - усмехнулась она с загадочной миной.

- А ты забыла, как пытают каленым железом в подземельях лукавого Карабаса? - пере

дразнил я противным голосом ее дружка Пашки. - Дрожи, бледнолицая! Черная рука крадется в твою комнату из прихожей.

- Ну что ж, - согласилась Люська. - Только по справедливости. Ты мне - кисть, я тебе

правду.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке