Право на отдых

Тема

Аннотация: Сборник, который вы держите в руках, - дань памяти замечательному американскому писателю и большому другу нашей страны Роберту Шекли (1928-2005). Его книги стали для отечественных фантастов настоящей литературной академией, в которой учат писательскому мастерству, тонкой иронии, безудержной фантазии и особому взгляду на мир.Фантастические рассказы, собранные в эту книгу, - не подражание произведениям мэтра. Это своеобразные дипломные работы, созданные писателями, окончившими «академию Шекли».

Ольга Светкина

Смерть захотел умереть.

Из года в год, из века в век сплошная рутина, а в последнее время работать стало особенно тяжело; люди потеряли к нему всякое почтение и то и дело перебивают у него работу. Надо найти преемника, передать профессиональные тайны, скинуть на него документацию, отдохнуть по-людски пару недель, а затем торжественно и красиво умереть. В отпуске Смерть был последний раз очень давно и не любил об этом вспоминать. Нашёл себе тогда на временную замену фанатика-алхимика. Тот и рад стараться, выкосил в отсутствии настоящего Смерти чумой пол-Европы. Поэтому теперь преемника нужно подобрать вменяемого, в меру честолюбивого, с творческой жилкой, нормальной ориентации, без проблем со здоровьем и без аллергий. А главное, чтобы он искренне и от души захотел никогда не умирать, это непременное условие. Люди всё-таки странно устроены: они мечтают о невозможном и никогда не думают о последствиях. Ведь если пораскинуть мозгами, то становится абсолютно понятно, что в этом хрупком, ненадёжном и конечном мире вечным может быть только Он.

Смерть наклонил по-птичьи голову, прикрыл глаза и стал прислушиваться…

Музыкальный критик и диджей ведущей радиостанции Крошка Василиан сидел в кресле-качалке напротив раскрытой балконной двери, слушал умерший ещё пару месяцев назад хит «…ниже ростом только Губин» и щурился на весеннее солнце.

Василиан полностью оправдывал своё паспортное

имя - Василий Крошкин: метр шестьдесят три без ботинок. Зато пригож лицом, ухожен и упакован так тщательно, что тот самый Губин в сравнении с ним казался мальчиком стареющим, запущенным и несимпатичным. Василиан не брезговал пользоваться косметикой, в пределах разумного, носил супермодную стрижку, одевался стильно и с наворотами, в общем, производил впечатление глупенького, дорогого и очень сладкого красавчика. Воплощённая мечта одиннадцатилетних дурочек и геев всех возрастов.

При знакомстве впечатление мгновенно улетучивалось; во-первых, Василиан был самым что ни на есть натуралом, во-вторых, настолько умён и язвителен, что его радиоэфиры собирали немыслимую аудиторию, а за его критические статьи дрались все приличные музыкальные журналы. Неприличные драться даже не пытались и грустно стояли в сторонке, потому что у неприличных журналов нет таких денег, чтобы заплатить Крошке Басили any. А меж тем МРЗ-плеер, встроенный в холодильник, который в свою очередь был встроен в кухню из белого ясеня, продолжал орать о том, что дело совсем и не в размере, что, по мнению Василиана, являлось слабым утешением для неудачников. О размерах самого Крошки в музыкальном бомонде ходили легенды и, как делились друг с другом осчастливленные певички, ни капельки не преувеличенные. Увлекался едва мяукающими красавицами он самозабвенно, что совсем не мешало его профессиональной этике. Выпроводив наутро очередную подружку, Крошка Василиан писал про неё же такую вдохновенную, разгромную, а главное, совершенно справедливую статью, что самый строгий судья не смог бы обвинить его в пристрастности.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке