Имеющий крылья

Тема

Гамильтон Эдмонд

Эдмонд ГАМИЛЬТОН

Поэтическая притча о крылатом юноше-мутанте.

Доктор Хэрримэн остановился в коридоре у родильного отделения и спросил:

- Ну как там эта женщина из 27-ой?

Глаза пухленькой курчавой медсестры погрустнели.

- Она умерла через час после родов, - ответила она. - У нее было слабое сердце.

Врач кивнул, и его худощавое, гладко выбритое лицо отразило внутреннюю сосредоточенность.

- Да, я припоминаю, она и ее муж пострадали при электрическом разряде в метро год назад. Муж умер недавно. А как ребенок?

Медсестра замялась:

- Прелестный, здоровый малыш, только...

- Что - только?

- Только у него горб на спинке, доктор.

Доктор Хэрримэн в сердцах выругался.

- Чертовски не повезло парню! Родился сиротой, да еще и калека.

И с неожиданной решимостью он добавил:

- Я осмотрю новорожденного. Возможно, еще не все потеряно.

Но когда он вместе с медсестрой склонился над кроваткой, где, проголодавшись, орал красный, сморщенный Дэвид Рэнд, он покачал головой.

- Нет! эту спину уже не выпрямишь. Обидно!

Все красное тельце Дэвида Рэнда было таким же ровным и правильным, как у любого новорожденного младенца, кроме его спины. Лопатки на ней торчали с обеих сторон в виде двух выступов, закругляющихся к нижним ребрам.

Эти два горба-близнеца имели в своем выпуклом изгибе такую удлиненную и обтекаемую форму, что даже не выглядели уродством. Опытные руки доктора Хэрримэна осторожно прощупали их. Выражение озадаченности промелькнуло на его лице.

- Что-то не похоже на обыкновенную деформацию, - задумчиво произнес он. - Посмотрим, что покажет рентген. Скажите доктору Моррису, чтобы приготовил аппарат.

Доктор Моррис, коренастый рыжеволосый молодой мужчина, с жалостью посмотрел на орущего младенца, лежавшего перед рентген-аппаратом.

- Бедняжка! Такая спина - не подарок, - пробормотал он. Готовы, доктор?

Хэрримэн кивнул:

- Давай.

В аппарате что-то щелкнуло и затрещало. Хэрримэн приложил глаза к флюороскопу и оцепенел. Прошла долгая, напряженная минута, пока он, наконец, не оторвался от своих наблюдений. Его худощавое лицо было смертельно бледным, и медсестра недоумевала, что могло так взволновать его.

Заплетающимся языком Хэрримэн сказал:

- Моррис! Посмотри сюда. Или я сошел с ума, или произошло что-то невозможное.

Моррис, озадаченно наблюдавший за своим начальником, посмотрел в аппарат и отшатнулся.

- О, Боже! - воскликнул он.

- Ты тоже это видишь? - сказал доктор Хэрримэн. - Значит, я в своем уме. Но это... О, такого в истории человечества еще не было!

- И кости тоже... полые... и строение скелета все другое... - бессвязно бормотал он. - И весит он...

Нетерпеливым движением он переложил младенца на весы. Стрелка покачнулась.

- Посмотрите! - воскликнул Хэрримэн. - Его вес в три раза меньше, чем должен быть при его росте.

Рыжеволосый доктор Моррис не сводил зачарованного взгляда с округлых выступов на спине младенца.

- Но этого просто не может быть... - хрипло сказал он.

- Но это есть! - оборвал его Хэрримэн. Его глаза сверкали от возбуждения. - Изменения в генетической программе! воскликнул он. - Только в этом может быть дело. Воздействие на плод...

Он хлопнул кулаком по ладони.

- Я понял! Электрический разряд, от которого пострадала мать ребенка за год до его рождения. Вот что случилось: выброс жесткой радиации, который задел и изменил его гены. Ты помнишь опыты Мюллера...

Любопытство медсестры взяло верх над субординацией. Она спросила:

- Что-то случилось, доктор? Что-нибудь с его спинкой? Или что-нибудь еще хуже?

- Еще хуже? - переспросил доктор Хэрримэн.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора