Их мир - вторник

Тема

Фармер Филип Жозе

Филип Фармер

Попасть в среду было почти невозможно. Том Пим часто размышлял о том, как живется в другие дни недели. Впрочем, сей стих нападал на каждого, кто имел хоть какое-то воображение. Даже телевидение посвящало этому передачи-обсуждения.

И Том Пим принимал участие в двух таких передачах. Но настоящего желания, сказать по правде, покинуть свой мир у него не возникало. До тех пор пока не сгорел его дом.

Это случилось в восьмой и последний день весны. Проснувшись, он увидел лишь пепел и пожарных. Человек в белом асбестовом костюме сделал ему знак оставаться внутри. Через 15 минут другой человек в костюме дал знать, что все в порядке.

Он нажал кнопку рядом с дверью, и она открылась. Его ноги по щиколотку увязли в пепле, еще слегка теплом под пропитанной водой коркой толщиной в дюйм.

Не было необходимости спрашивать, что случилось, но он все-таки спросил.

- Короткое замыкание, надо полагать, - ответил пожарный. - Хотя точно сказать нельзя. Пожар начался сразу после полуночи - между окончанием понедельника и началом нашей вахты.

Том подумал, как странно бьпышлицейским или пожарным.

Они живут совсем по другим часам, хотя и ограниченным полуночной стеной.

К тому времени другие стали выходить из своих цилиндров, или "гробов", как их часто называли. Но еще 60 оставались занятыми.

Работа у всех начиналась ровно в восемь. Проблему новой одежды и нового жилья пришлось отложить на потом, поскольку телестудия, где он работал, спешила с подготовкой большой программы, которая должна была выйти в эфир через 144 дня.

Они позавтракали в диспетчерском центре. Том спросил у одного из рабочих, нет ли у него на примете удобной квартиры.

Конечно, власти подыщут ему жилище, но когда это будет.

Рабочий дал адрес всего лишь в шести кварталах от его сгоревшего дома. Там умер гример, и, насколько он знал, вакансия еще оставалась. Том позвонил сразу, поскольку пока был свободен, но оказалось, офис открывался только в десять утра, как сообщила чрезмерно игривым голосом хорошенькая секретчрша с рыжими волосами и турмалиновыми глазами. Но на Тома голос не произвел особого впечатления, так как он знал девушку - она снималась в нескольких шоу, на второстепенных ролях, и этот сногсшибательный голос ей не принадлежал.

Впрочем, как и цвет глаз.

В полдень он позвонил снова. Минут через десять ему ответили, и он вежливо поинтересовался у миссис Белфилд насчет получения квартиры. Миссис Белфилд отчитала его за то, что он позвонил так поздно, и заявила, что сегодня уже ничего не может для него сделать. Он попытался объяснить, что с ним случилось, но напрасно. Бюрократы! В тот же вечер он отправился в общественный пункт аварийной помощи и проспал в нем положенные четыре часа. Проснувшись, он перешел в свободный цилиндр. Постоял в нем секунд десять, глядя сквозь прозрачную дверь на другие цилиндры с неподвижными фигурами, а затем нажал кнопку. Секунд через пятнадцать сознание его отключилось.

В общественном центре ему пришлось провести еще три ночи. Три дня весны прошли, оставались только пять. Впрочем, в Калифорнии это не имело большого значения. Когда он жил в Чикаго, то зима походила на белое одеяло, взбитое безумной женщиной, весна - на зеленый взрыв, лето напоминало горячее дыхание, а осень - падение пьяного Арлекино в яркой одежде.

На четвертый день ему сообщили, чгю он может переехать в выбранный им дом. Это удивило и обрадовало его. Он знал с десяток людей, проведших целый год - сорок восемь или около того дней - в общественном центре в ожидании своего дома. На пятый день весны он переехал в новый дом.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке