Час пик (2 стр.)

Тема

Не иначе, хотят вконец развратить молодое поколение стражей порядка…

Молодое поколение, впрочем, не имело ничего против свободы, порождающей фотографии с голыми женщинами. Как однажды выразился в приватном разговоре старший оперуполномоченный городского угрозыска Ростовцев: «Стриптиз есть одно из наиболее положительных достижений демократии». К сожалению, были у нее и достижения иного рода, с которыми стражам порядка приходилось ежедневно сталкиваться и по мере сил бороться. Сил, однако же, не хватало, но свобода тут по большому счету ни при чем.

— Страна у нас неправильная и душа загадочная, — любил говаривать по этому поводу журналист Артем Седов, большой друг Ростовцева со времен похищения певицы Яны Ружевич. — От этого все наши беды.

— А зато в «правильных» странах жить скучно, — отвечал на это Ростовцев. — Я там, правда, не был, но зато Михаил Задорнов был, и даже неоднократно. Он врать не будет.

А впрочем, сказка наша совсем не об этом. А о том, что «Подарок из Лапландии», кочуя по рядам, дошел до лейтенанта Трясогузова из 21-го отделения. Всмотревшись в фотографию, он произнес сакраментальную фразу:

— Черт, а ведь я эту бабу где-то видел.

Обстановка на совещании была неформальная, и со всех сторон посыпались предположения, где же это лейтенант Трясогузов мог видеть данную бабу. Уклон этих предложений был все больше постельный, сиречь эротический, но лейтенант, почесав репу, сообщил на полном серьезе:

— Точно, она. Эта девка пропала дней пять назад. У нас в двадцать первом заявление валяется.

На это начальник ГУВД выругался матерно, отобрал у Трясогузова снимок и скомандовал:

— Дуй в отделение и привези мне все материалы по ней. Ростовцев, зайди ко мне. Остальные свободны.

Так это дело попало к Ростовцеву. Он обратил внимание на крошечные часики рядом с надписью на фото, но не смог сразу определить их назначение.

И Короленко, и Ростовцев сразу сошлись на том, что весьма вероятно убийство — ведь девчонка пропала и данные, как выражались герои Булгакова, очень нехорошие. Но дело об убийстве возбуждать преждевременно, поскольку нет никаких доказательств, что девушка мертва. В итоге оперативно-розыскное дело было открыто по факту исчезновения человека, однако розыск поручили Ростовцеву — оперуполномоченному по особо важным делам, спецу по убийствам и похищениям.

Однако даже Ростовцев не знал, с какой стороны к этому делу подступиться. Искать девушку по лесам? Так ведь лесов вокруг столько, что понадобится целая армия. А где же ее взять?

Короче, Ростовцев и его команда топтались на месте до тринадцатого числа, когда пришло второе письмо.

На этот раз на снимке была женщина лет тридцати, широкобедрая, полногрудая — ничего похожего на хрупкую студенточку Иру Маслову. Но поза та же — спиной к дереву, руки назад, веревка перекрещивает тело выше грудей и по талии, ноги тоже привязаны, а руки скорее всего связаны позади ствола, только на фото этого не видно. В лице явно читается страх, смешанный со стыдом, но оба чувства выражены умеренно, без признаков паники или крайнего отчаяния. А может, так только кажется. Хоть и четкий снимок, но маленький — 9х12, причем фигура женщины в полный рост занимает лишь чуть больше половины его высоты.

И те же снежинки, и та же надпись. Только часики показывают другое время. На первых было примерно без десяти двенадцать, а на вторых — двадцать мигнут первого. Иной человек и не заметил бы разницы, но Ростовцев не зря славился своей наблюдательностью. Он не только отметил различие, но и догадался, что оно означает. Часики указывали направление. Часовая стрелка — север, а минутная — азимут, по которому надо искать привязанную к дереву жертву.

Благодаря этому открытию удалось обойтись без армии (которую неоткуда было взять) — хватило и одной высшей школы милиции.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора