Тёмный трон

Шрифт
Фон

Пролог

«Une immense espérance a traversée la terre

Une immense espérance a traversée ma peur».

Alt-J — «Hunger of the Pine»*

Когда Агриэль открыл глаза, он не увидел ровным счётом ничего. Кромешная темнота, будто засунули в мешок. Лишь понимание того, что он лежит на земле: ощущал камни и песчинки кожей. А ещё холод. Такой сильный, что с трудом получалось пошевелить пальцами. Невероятный, пронизывающий насквозь. Ни ветра, ни прикосновения падающих снежинок или замёрзших капель дождя. Тьма, гробовая тишина, холод и земля — всё, что мироздание позволяло чувствовать на данный момент. Больше он не знал о месте, в котором оказался, ничего.

Попробовал было сесть, но это получилось далеко не с первого раза. Голова, спина и крылья ужасно болели. Похоже, что они травмировались при падении. Дрожащей рукой ангел нащупал край правого крыла. Если оно и было в крови, то та попросту замёрзла. Перья хрустнули, словно первый лёд на поздних лужах, стоило их сжать. Агриэль закашлялся. Ему невероятно повезло, что его создали ангелом. В противном случае он бы уже лишился на таком холоде если не жизни, то конечностей уж точно.

По телу прокатилась такая дрожь, что сразу не унять, а в голове крутилась одна-единственная мысль: надо найти остальных. Но ведь он даже не знал, где находится и куда нужно идти. Или лететь. Или ползти.

Набрав полные лёгкие воздуха, Агриэль закричал. И было совершенно не важно, какой звук он издаст: лишь бы разорвать это тяжёлое безмолвие и найти хоть кого-нибудь из выживших, если такие вообще остались.

— Что за ужасные крики? — послышался из темноты чей-то спокойный и несколько хриплый голос.

— Кто здесь? — Агриэль был счастлив: он не один. И сейчас ему больше всего хотелось, чтобы незнакомец во тьме продолжал говорить. Лишь бы тот не умолк и не растворился в этой проклятой тишине.

— Набериус, — отозвался собеседник и всё же замолчал. Ангел его не вспомнил. Слышал его имя, но лично, вроде, не был знаком. Кажется, он был из Престолов, как его старший брат Заган. Тот, вроде бы, упоминал о нем, но лично они знакомы не были.

— Простите, что покажусь вам навязчивым, но хотелось бы вас… Ощутить, — Набериус издал звук, похожий на смешок. — У меня некоторая паника от этой темноты, и мне совсем не комфортно.

Агриэль кивнул, соглашаясь с предложением собеседника, словно тот мог это видеть.

— Да, вы правы. Думаю, нам стоит сесть рядом, — он с трудом встал и пошёл в ту сторону, откуда, как ему казалось, доносился голос. Пару раз споткнувшись о достаточно крупные камни, ангел, наконец, упёрся в кого-то, предварительно неуклюже пнув.

— Оу! — послышалось снизу. — Вы аккуратнее, пожалуйста. На моем теле и так хватает ран, не стоит добавлять ещё от вас.

— Простите, — он присел рядом. Опять тишина, но на этот раз было слышно, как дышит ангел, сидящий рядом с ним. Он не один. Это прекрасно. Он никогда не думал, что будет рад хоть одному живому существу рядом с собой так сильно. Его, конечно, создали с чувством любви и верности, но время шло, а чувства менялись: он учился, познавал сам что-то новое, и вот уже мир вокруг делился на то, что нравится и что нет. В Саду он мог погладить волка и проигнорировать кролика. Просто потому что кролик оказался не по нраву. Порой он избегал других ангелов, порой искал с ними общения. У него развился характер. И не только у него. Кто-то это скрывал, а кто-то считал, что это самое лучшее, что может быть на свете. Быть не похожим на остальных, индивидуальным, а не созданным под копирку.

— Вы не знаете, где мы? — снова подал голос Набериус. — Я плохо понимаю, что произошло.

Агриэль заморгал, потому что мозг стал усиленно рисовать белые пятна. Ещё не время сходить с ума, нельзя так просто сдаться.

— Война, — в сознании отрывками пролетели какие-то моменты. — Мы проиграли. Похоже, что мы проиграли. Это изгнание.

— Изгнание? — судя по шороху песка, собеседник зашевелил крыльями. — Очень плохая новость. Здесь так холодно, что начинаешь жалеть, что не убили.

Что правда, то правда. Было бы хорошо найти Денницу. Вполне возможно, он знает, где они находятся и что им теперь делать. Последний раз Агриэль видел его перед самым падением: прикрыл его спину, когда Михаэль попытался пронзить того мечом. Уже порядком израненный и обессиливший в сражении, ангел с трудом смог парировать удар главы ангельских войск. Но всё же они успели открыть Врата раньше, чем их всех порешили. Создатель не стал никого удерживать. Тьма, словно огромная воронка, проглотила беглецов. Теперь они здесь. Неизвестно где.

В голову же пришла просто чудовищная мысль:

— Набериус, а что если мы умерли? Что если это и есть смерть? Ангелы же и так были созданы в Раю. Куда нам идти после смерти? — его невидимый сосед замер. Агриэлю даже показалось, что тот перестал дышать.

— Это Геенна. Во всяком случае, этому месту дали такое название, — из тьмы послышались шаги. К ним кто-то приближался. Однако Агриэль не сразу узнал, кому принадлежит этот голос.

— Денница! Ты жив! — он чуть было не подпрыгнул от радости. Однако больная спина сразу напомнила о себе, и тому пришлось продолжить сидеть.

— Да, славно прокатились. Вот уж не думал, что без благодати можно делать такие кульбиты в воздухе, — его ледяная рука коснулась головы Агриэля, чудом умудрившись не врезаться в него. — Мне кажется, или здесь не хватает света?

— Тут кромешная тьма, — заметил Набериус.

— О! Я уж было решил, что ослеп. Что ж, тогда всё не так плохо.

— Что хорошего в нашем положении? Мы находимся непонятно где! Я не чувствую своих пальцев. Одежда прилипла к коже, и мне кажется, если я попытаюсь её снять, то освежую сам себя! — донёсся из темноты чей-то гневный выкрик.

— Кто здесь? — голос Денницы был невозмутим.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора