Дворец Посейдона (2 стр.)

Шрифт
Фон

— Может, там какой-то корабль?

— Без ходовых огней? Что за корабль? Кроме того, гляди — он мигает. Я уже два десятка лет хожу этим маршрутом. А маяк на Тирасии могу узнать среди тысячи других.

Помощник наклонился, вглядываясь в слабо освещенную картушку компаса.

— Если мы и дальше будем идти этим курсом, то угодим точно в пролив. Я бы держал круче к ветру.

— Согласен, — буркнул капитан, возвращая «Корнелию» на прежний курс. Неприятное зудящее ощущение, внезапно возникшее в затылке, свидетельствовало — тут дело нечисто. Знакомое чувство, и оно его еще ни разу не подводило. Похоже, что и компас врет. Если верить его показаниям, сейчас они должны находиться гораздо западнее — где-то на траверсе Китиры, маленького острова вблизи южного побережья полуострова Пелопоннес. Но маяк? Не могут же их обоих обманывать глаза? Или именно так все и обстоит?

Помощник нахмурился.

— Что-то случилось с маяком!

— А что с ним могло случиться?

— Он исчез, — произнес юноша. — Я ни на миг не спускал с него глаз. Секунду назад он был, а сейчас его уже нет.

— Клянусь бородой Посейдона, ты прав! — согласился Фогиацис. Зуд в затылке усилился и перешел в покалывание. Теперь стало окончательно ясно, что они угодили в какой-то переплет.

— Вот он! — вскрикнул юноша. — Снова появился. И с другой стороны… Эй, да их тут целых два!

Фогиацис прищурился. Два маяка одного и того же цвета, мигающие в такт? Это просто нереально. Может, какой-то сложный мираж? Но это просто смехотворно, какие миражи при таком шторме!

Капитан растерянно взглянул на компас: стрелка плясала, как безумная. То указывала на юг, то на запад. В конце концов она описала полный круг и застыла.

Прежде чем он успел обратить внимание штурмана на это странное явление, тот прокричал:

— Еще один! И с левого борта еще! Вы видите, капитан? Теперь их четыре! — Его голос внезапно сорвался.

Фогиацис решил, что с него довольно. Он рванул рычаг машинного телеграфа на себя, дав самый малый ход, и потянулся за своим прорезиненным плащом.

Юноша следил за ним, охваченный суеверным ужасом.

— Что вы собираетесь делать?

— Оставайся на мостике. Я должен разобраться, что здесь происходит.

Капитан распахнул двери рубки и шагнул навстречу буре. Порыв ветра, смешанного с солеными брызгами, ударил ему в лицо. Сила его была такова, что перехватывало дыхание. Осторожно, держась за поручни, капитан спустился по трапу на палубу. Ветер, то и дело меняя направление, хлестал по воде, как бичом. Казалось, море вот-вот закипит.

Фогиацису пришлось приложить все силы, чтобы продвигаться вперед. Его едва не смыла за борт внезапно обрушившаяся на палубу волна, но капитан вовремя ухватился за поручень фальшборта.

Добравшись до средины палубы, он остановился. На короткий миг ветер ослабел. Фогиацис поднял голову, откинул капюшон и осмотрелся. То, что с мостика выглядело миражом, оказалось несомненной реальностью. Четыре маяка одного и того же цвета мигали с совершенно одинаковыми интервалами. Причем казалось, что они находятся на равном расстоянии один от другого и как бы окружают «Корнелию».

— Невероятно, — потрясенно прошептал Фогиацис. — Просто невозможно…

Он смахнул рукавом воду с лица. Необъяснимый феномен вызывал ужас, и в то же время словно завораживал.

Пока капитан стоял на палубе, раздумывая, что же теперь, черт побери, делать, и как определить местоположение судна, ему внезапно почудилось, что огни маяков стали заметно ярче. Чем бы они ни были, но огни явно приближались.

Фогиацис вскинул подбородок. Значит, все-таки, корабли, мелькнула у него шальная мысль. Возможно, пираты. Это было единственное объяснение, не противоречащее здравому смыслу. Заодно оно объясняло и таинственное исчезновение других кораблей их компании. Этим мерзавцам удалось создать ложные маяки, чтобы заманивать корабли в ловушку. А теперь они попытаются захватить «Корнелию».

В оружейном шкафу в рубке имеются два пистолета. И Фогиацис не отдаст свое судно без борьбы!

Он бросился обратно к мостику. Только бы успеть! Огни были уже совсем близко.

Вдруг все вокруг озарила вспышка молнии. На мгновение стало светло, как днем.

Фогиацис застыл как вкопанный. То, что предстало его глазам, не укладывалось в сознании.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке