Запад-81

Шрифт
Фон

Часть 1

15 июня 1981 года. Понедельник.

В 10–45 командир артиллерийского дивизиона 207-го мотострелкового полка, подполковник Абросимов, был вызван в штаб. Командир полка, полковник Синишин, приказал ему готовить дивизион к участию в планируемых учениях "ЗАПАД-81".

— Николай Макарович! В ходе этих учений, командование хочет проверить необходимость новых штатов. Вашему дивизиону решили поручить опробовать развернуть отделение разведки во взвод, для этого вы получите еще одно такое же отделение из самоходного дивизиона танкового полка нашей дивизии. Давайте подумаем кто будет командовать новым взводом.

— Я предлагаю на разведвзвод поставить лейтенанта Гелеверю.

— Допустим, а кто будет командовать взводом управления дивизиона?

— При таком раскладе, функции взвода управления дивизиона будут в основном связисткие, значит и командир нужен связист. Я предлагаю назначить лейтенанта Шполянского, тем более, что он с Гелеверей в нормальных отношениях, часто помогает разбираться с техникой, неплохо знает её.

— Ну, что же, я даю команду строевому отделу. Сказал полковник Синишин.

Абросимов уже участвовал в учениях, правда масштабом поменьше,

и имея определенный опыт, стал убеждать командира полка, что ему обязательно нужен дополнительный бензовоз, с полной цистерной солярки._

— Ну зачем Вам еще один бензовоз, у вас в дивизионе своих четыре!

— Вы ведь знаете, какой там будет бардак в начале, снабженцы что-то промухают, а мы окажемся крайними. А потом у меня и техники много. Для БТРов и ЗИЛов нужен бензин, а самоходкам — солярка. Чтоб на всех хватило, как раз и нужен дополнительный бензовоз на шасси КРАЗа, с цистерной на восемь тонн.

— Ну у Вас и аппетиты!

— Так это не у меня, я бензин и солярку не пью. А без топлива где нибудь станем, так нам это долго будут вспоминать. Надо поддержать честь полка.

Синишин принял полк недавно, вопрос о чести полка был для него важен и бензовоз он пообещал.

Довольный, что вопрос с бензовозом решен положительно, Абросимов направился в дивизион, где в это время проходили занятия.

Абросимов был кадровым офицером, ростом немного ниже среднего, сухощавый,

с внимательными серыми глазами, он был прекрасным офицером — артиллеристом. Полностью придерживаясь принципа А.В.Суворова "Тяжело в учении, легко в бою" он не любил другой распространенный армейский принцип "Мне не нужно чтоб ты служил, нужно чтоб ты мучался". Фанатично преданный своей профессии, он любил службу, при всей дури существовавшей в армии. Требовательный и даже жесткий командир, он был легким в общении человеком и не отмахивался от проблем своих офицеров и солдат.

Когда его офицеры "двухгодичники"* пожаловались ему, что из-за вечерних совещаний они не успевают поужинать и купить себе что то на завтрак, он их стал отпускать на ужин, а начальнику штаба полка сказал, что они выполняют его срочное поручение. То, что необходимо, он утром сам доводил своим офицерам.

Звали его Николай Макарович, но в дивизионе за глаза его звали "наш Суворович".

* "Двухгодичники"- офицеры, закончившие военную кафедру гражданского ВУЗа и призванные на службу сроком на два года.

Офицеры дивизиона сообщение о выезде приняли по разному. Командиры батарей, кадровые офицеры, все капитаны, отреагировали спокойно, а молодые

лейтенанты, в основном — "двухгодичники", были даже довольны. Они были молоды, еще мало служили, а поиграть в "войнушку", да еще на боевой технике,

кто же откажется от такого. Они еще не знали, что придется немало попыхтеть и попотеть.

Поставив задачи офицерам по подготовке техники и личного состава к погрузке,

Абросимов с начальником штаба, майором Васильевым, занялся подготовкой документов. Необходимо было выписать и получить со складов снаряды для орудий, патроны к стрелковому оружию, сухой паек, найти бревна и проволоку для крепления техники на платформах и сделать много других дел, больших и маленьких.

Погрузка в эшелон проходила в нормальном режиме. Как обычно было много крика, в попытке перекричать рев двигателей, мата, не обошлось без пинков особо медлительным и нерадивым.

В этот же состав грузилась зенитная батарея "Шилок" из соседнего 205-го полка, тоже отправляющаяся на эти учения. Командир батареи капитан Профатилов, доложился Абросимову, как начальнику эшелона. Был сформирован сводный караул, для охраны техники в пути, назначены начальники караулов.

Вагоны для личного состава были не пассажирские, а наскоро оборудованные деревянными нарами, грузовые. Офицеры посмеивались, как в 41-м на войну едем.

Наконец, к вечеру четверга, 18 июня погрузка была закончена, все разместились по местам и эшелон тронулся. Не спеша, постукивая на стыках и покачиваясь на стрелках, эшелон уходил на север. Свежий вечерний ветер задувал в открытые двери вагонов, приятно охлаждая разгоряченные дневным солнцем и напряженной работой тела. Напряжение стало по немного спадать, в офицерском вагоне доставались домашние запасы, на сложенных ящиках был накрыт стол, появилась одна бутылочка, затем вторая и потекла неторопливая дорожная беседа с занятными историями из жизни, шутками и анекдотами. К слову сказать, атмосфера в дивизионе сложилась хорошая, иногда случались дружеские посиделки, когда отмечался чей то день рождения или другой праздник, что не мешало старшим офицерам требовать с младших службу "на полную катушку". Пили в норму, которую каждый знал себе сам, поэтому никаких эксцессов в пьяном виде никогда не было. Еще одним из правил "Суворыча" было:

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора