Демоническая школа. Уроки выживания (СИ)

Тема

- Что? - настала его очередь обалдевать.

- Ты сам сказал, что тебе скучно и ты давно не веселился, - напомнила я. - Так что предлагаю такой расклад - ты помогаешь мне, я тебе анекдоты рассказываю.

Эуран недоуменно приподнял брови и спросил:

- А чем тебя поцелуи не устраивают?

Что тут сказать... ляпнула первое попавшее в голову:

- Слушай, ты походу даже не человек, а я категорически против межрасовых отношений.

- Ты расистка? - изумился он.

- Убежденная! - заверила, отстраненно подумав а не обвинят ли меня сейчас в расовой дискриминации...

Но парень не обвинил, случилось кое-что хуже - глаза Эурана неожиданно засветились тусклым желтым светом, уши заострились, плечи увеличились и явно крайне опасное существо мужского пола, насмешливо произнесло:

- Ладно, начнем с анекдотов. Ты задолжала мне уже два.

***

Все началось со свадьбы, на которой была счастливая умопомрачительно красивая невеста, высокий, нереально красивый, мужественный и суровый жених, чье лицо озарялось счастьем, стоило ему посмотреть на свою невесту, и гостей, радостно желающих счастья молодым.

Несчастлива на этой свадьбе была только я.

Потому что замуж выходила моя мама, а женихом был вовсе не мой отец.

С моим отцом их свадьба произошла много лет назад, она была гораздо скромнее, без ледяных скульптур, роскошного шатра, раскинувшегося под ярким тропическим небом, и столов, украшенных знаменитым дизайнером, а ещё поводом для нее была я, уже прочно поселившаяся в мамином животе.

Я не могу сказать, что мама с папой жили несчастливо - скорее все было как у всех, квартира двушка в старом доме, тихая и спокойная жизнь, шашлыки по выходным... Все закончилось месяц назад, когда в нашей жизни появился он...

Отношения родителей изменились очень резко, буквально в один миг. В нашем доме, где никогда не было даже ссор, начались ужасные скандалы. Я и представить не могла, что родители умеют так кричать.

Через неделю отец ушел…

Я проснулась утром, а его нет. Ни его, ни вещей.

Первой реакцией было – схватить телефон и набрать номер. Папа ответил после второго гудка, но то, что он сказал… «Прости, но так будет лучше для всех». Разве это ответ? Разве это хоть что-то объясняет?

После этого трубку он уже не брал.

Я рыдала, почти выла. Спрашивала маму, но она только поджимала губы.

А ещё она переменилась, и настолько резко, словно её… заколдовали.

Анна Гаврилова

На следующий день мы с мамой переезжали. Она была счастлива и не взяла из дома практически ничего, я не скрываясь плакала, собирая все, что тольқо могла - семейные фотографии, игрушки подаренные мне родителями, папину коллекцию чашек, мы покупали их вместе в каждом из путешествий... И звонила папе, раз за разом, надеясь что он ответит, надеясь, что заберет. Я не хотела жить с мамой и ее новым... мужчиной, я хотела остаться с отцом, думала, что на суде, кoгда меня спроcят, я скажу это, потому что по закону в шестнадцать лет имею право выбирать...

Но суда не было...

Постановление о разводе привез скрюченный неприятный старик в очках в золотой оправе. Чуть позже я узнала, что это личный адвокат семьи, в которую должны были войти и мы с мамой. Личная акула Итена Ρэйнтора – человека, которого я возненавидела сразу и всем сердцем.

Когда Рэйнтор заявил, что всё, вопрос с разводом решен, я не стесняясь прошипела ему в лицо:

- Сволочь!

Этот красивый мужчина отреагировал совсем не так, как полагается. Оң не расстроился! Он ухмыльнулся и подмигнул.

Анна Гаврилова

Сказать, что этo поразило меня - не сказать ничего!

Но с этого момента, я начала иначе смотреть на отчима. На то, как он с подчеркнутой нежностью взирает на маму, на то, с каким видом ввел нас в свой огромный загородный дом, сообщив что отныне мы будем тут жить, на то, как отказался знакомить нас со своими родителями, отмахнувшись фразой "Это будет слишком скучно". Вскоре с содроганием поняла то, что никак не желала понять мама - он играет. Весь этот брак, разрушение нашей семьи, изображение безумной любви к маме - это была игра!

Причём игра серьёзная – с той самой свадьбoй на тысячу гостей и коллекционным шампанским, которое лилось рекой. Свадьбой, во время которой я давилась слезами и пыталась не скатиться в истерику.

В тот миг мне казалось, что хуже уже не будет. Просто хуже – уже некуда. Невозможно! Но Итен умел удивлять…

Спустя три дня, он вызвал нас с мамой в свой кабинет и заявил:

- Я нашел для Майи отличную школу.

После этого мне протянули проспект с изображением обнесённого высоким кованым забором особняка и добавил:

- Это одно из лучших учебных заведений страны. Полный пансион. Великолепные преподаватели и блестящие перспективы после выпуска.

Αнна Гаврилова

- Замечательно! - обрадовалась мама.

Правда у меня лично появилось стойкое ощущение, что на любое слово отчима у нее одна реакция "Замечательно". Меня же очень тревожил тот факт, что на свадьбе не присутствовал никто из близких родственников отчима. В его кабинете, на столе, имелись портреты матери и отца - высокой седовласой пары, от которой так и веяло величием и презрением, а так же трех братьев, сестры с семьей, многочисленных племянников и племянниц. Он хранил изображения их всеx с правой от себя стороны массивного выполненного из дерева и камня рабочего стола. А мамину фотографию там так и не удоcужился разместить. Причем вчера я принесла ему ее лично, выбрав лучшее фото мамы в свадебном платье, и потратив половину своих денег на то, чтобы купить посеребренную рамку для нее, ну чтобы не выбивалась из явно дорогих рамок остальных фото.

Он ее выбросил.

Глядя мне в глаза.

И ухмыльнулся, ожидая каких-либо слов. Видимо заметил, что после брошенного мной в сердцах "Сволочь", я более не обмолвилась с ним ни словом. Даже мамину фотографию принесла и молча протянула. Молча и с намеком.

Он молча и без каких либо намеков демонстративно "обронил" ее в изящное дизайнерское мусорное ведро. Я так же молча обошла стол, нагнулась и забрала фотографию, намереваясь вот теперь точно поговорить с мамой. Но вчера не успела - мать слишком поздно вернулась из салона красоты, в которые отчим неизменно отправлял ее с самого утра. А сегодня... сегодня и прозвучало это:

- Я нашел для Майи отличную школу.

Мир перед глазами поплыл, но лишь на секунду. А после маминого восторженного согласия, меня взяла настоящая злость.

Пришлось нарушить обет молчания и напомнить:

- Моя школа тоже не самая плохая, и мне осталось всего два года до выпуска.

- Неплохая? – в голосе Итена Рэйнтора прозвучала неприкрытая издёвка. - Ты называешь «неплохим» вонючий муниципальный клоповник? Майя, опомнись!

Я зло скрипнула зубами, но противопоставить что-либо этому высокомерию было сложно. Моя школа действительно была неплохой, но по меркам такого человека, как Итен… Нет. Тот, кто может позволить себе роскошный особняк, целый гараж невероятно дорогих каров и прислугу, смотрит на жизнь иначе.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке