Нэнси (ЛП)

Тема

***

Мы с полом познакомились где-то между четвертой и пятой кружкой пунша. Столкнулись буквально лицом к лицу. То еще воспоминаньице. К тому же практически единственное с прошлого вечера. Если, конечно, не считать смутной встречи с парнем, на шее у которого светилось ожерелье из неоновых трубочек, и который сказал мне, что у меня симпатичные кутикулы. Но знакомство с полом – это да-а, это я еще долго буду вспоминать, заливаясь от стыда краской.

Так уж вышло, что мы, то есть я и пол, отлично поладили. Интрижка у нас выдалась короткая, но бурная. Кажется, я все время была сверху. Точно не помню, честно. Потому что за вечер мир разок-другой перевернулся. В общем, свидание закончилось чересчур быстро. Кому-то, видите ли, вздумалось нагло отодрать мою физиономию от объекта новой страсти, и все для того, чтобы представить меня белому фаянсовому тазику, от которого несло, как от кошачьего лотка. Я держалась изо всех сил. Умоляла хоть кого-нибудь остановить эту фаянсовую карусель, чтобы дать мне сойти на твердую землю. Потом почувствовала на затылке чью-то мягкую и холодную руку, словно кто-то хотел меня успокоить, ну а дальше мир вокруг почернел. Занавес.

Следующее, что я помню, – это собственные попытки вырубить будильник с помощью техники «шарахнуть по нему первым, что под руку попадется». Последствия вчерашнего дебоша ощущались в каждом движении и даже в каждой мысли. Все силы ушли на то, чтобы вытащить себя утром из постели, а теперь остатки все тех же скудных сил истощались со скоростью света, потому что нужно было как-то держаться на ногах и при этом не вывернуться наизнанку прямо в коридоре Ренфилд-Хай.

Больше меня ни на что не хватало.

Глядя на Саманту Варгас, которая махала мне через целое море теплых тел, я старалась не зацикливаться на том, почему утром мне пришлось буквально сдирать с лица волосы. Между прочим, Саманта каким-то чудом ловко держала в руках целую охапку книг, энергетический напиток и кекс, в котором горела свеча. Офигеть! Я себя-то с трудом держала, и то исключительно благодаря стене, к которой прилипла спиной.

Саманта мне улыбнулась, и улыбка показалась слишком широкой на фоне бледного изящного лица. Светлые волосы были собраны в нечто, напоминавшее всклокоченный «конский хвост». Вот только ничего всклокоченного в Саманте Варгас не было и быть не могло. В Ренфилд-Хай я проучилась всего неделю, но уже знала предостаточно и о самой Саманте, и вообще о таких, как она, чтобы смело утверждать: каждый волосок на ее голове лежал именно там, где ему и положено было лежать.

- С первым контактом! – торжественно проговорила Саманта и ткнула в меня кексом.

Ее лучшие подруги Лора и Кэрри-Энн едва за ней поспевали, явно страдая от тех же проблем, что были и у меня. Остальные ученики привычно уступали блестящему трио дорогу. Подружки при Саманте были всегда, потому что так уж заведено у популярных девочек. Свита обязательна, причем состоять она должна как минимум из двух человек. Лучше, конечно, больше, но Ренфилд-Хай школа маленькая.

Тем не менее, во всех учебных заведениях, где я училась, правила были одинаковыми. А поучиться мне пришлось в куче школ. Точнее – в тринадцати, потому что папа работал консультантом. И это к десятому-то классу!

- С каким еще первым контактом? – рискнула уточнить я и взяла очень-преочень розовый кекс, попутно пытаясь сглотнуть желчь, прожигающую пищевод.

Интересно, когда до Саманты дойдет, как сильно она во мне ошиблась? С такими, как я, такие, как она, не дружат. Я не любительница поверхностных суждений, хихиканий по поводу и без и закатываний драматических истерик. Я скорее заучка, чем чирлидерша. Но в каждой новой школе ученики узнают об этом не сразу, а когда все-таки узнают, теряют ко мне всякий интерес и окунаются в более заманчивые приключения. Впрочем, пока этого не произошло, я веду себя, как положено. Притворяюсь, будто состояние моих волос заботит меня не меньше глобального потепления. Смеюсь над местными шутками. Одеваюсь в те же цвета, чтобы смешаться с толпой. А еще, к собственному унижению, принимаю от незнакомцев ухаживания на вечеринках. Хотя, в свою защиту скажу, что на последней вечеринке я все еще была новичком, а значит, для меня все были незнакомцами.

- С тем самым, - проговорила Лора, у которой были каштановые волосы и брови вразлет над глазами цвета ядреной газировки. – Холодная рука на вечеринке и все такое. Ну же, первый контакт!

При упоминании о моем вчерашнем позоре желудок совершил кульбит. Слава богу, папа задержался на работе, а когда вернулся, было уже темно. Зуб даю, на подъездной дорожке до самой двери я оставила след из рвоты.

До меня так и не дошло, что такое «первый контакт», поэтому я сказала:

- До меня так и не дошло, что такое «первый контакт».

Кэрри-Энн захихикала, и вокруг лица запрыгали рыжие кудряшки.

- У тебя был первый контакт с призраком, дурочка.

Саманта открыла энергетик, и в шумном коридоре щелчок с шипением прозвучали на удивление успокаивающе.

- У каждого в Ренфилде есть история о первом контакте. Теперь есть и у тебя.

- Сомневаюсь, что это был призрак, - возразила я и свела брови вместе, хотя получилось как-то больновато. – Скорее кто-то с добрым сердцем, кому стало меня жаль.

- С добрым сердцем? – переспросила Кэрри-Энн.

- Говорят, у добряков холодные руки, потому что все тепло в сердцах, - объяснила я. – Короче говоря, я уверена, что тот, кто вчера растирал мне шею, вполне способен заказать себе карамельный макиато в «Старбаксе».

- Жаль, что у нас «Старбакса» нет, - печально отозвалась Лора, которую этот факт явно расстраивал не меньше, чем меня.

- Ну так как тебе Ренфилд? – сменила тему Саманта.

Я уже открыла рот, чтобы ответить, как мимо нас прошагали футболисты школьной команды, которые явно только что вышли из душа. В свете флуоресцентных ламп блестели мокрые волосы. Вся троица лучших подруг мигом решила, что парни куда интереснее всего, что я могу озвучить вслух. Честное слово, даже я бы с этим спорить не стала. Ренфилд-Хай вышла в финал штата, поэтому команда тренировалась до и после уроков, а нам посчастливилось каждое утро лицезреть парад только что вышедших из душа спортсменов. Ей-богу, это было самое интересное событие в любой день моей ренфилдской жизни с самого приезда в этот городишко.

Замыкал процессию тайт-энд по имени Тоби Макэфи – прекрасный образец моих слабостей и первопричина того, что я согласилась заявиться на вечеринку в четверг. Обобщая, все дело в мальчиках. Особенно в симпатичных мальчиках с темными отросшими волосами и зелеными глазами, которые сияют, как море в лунном свете.

Как всегда, начиная учиться в новой школе, поначалу я стараюсь влиться в узкий круг популярных девочек. Само собой, имеются последствия. Плохо то, что рано или поздно, но неизбежно наступает момент, когда девочки узнают, что я не одна из них. А хорошо то, что самые симпатичные девочки знакомы с самыми симпатичными мальчиками. Разговаривают с ними на переменах, шутят и флиртуют так, словно завтра никогда не наступит. Мало что бывает приятнее, чем тусоваться с красивыми людьми. Поэтому, пока есть шанс, я им пользуюсь на всю катушку. Иными словами, падая на хвост власть имущим, получаешь бонусы.

Я вовсе не шлюха, но противоположным полом интересуюсь уже давно. К тому же мои моральные устои достаточно гибкие, чтобы пользоваться пока неверным представлением Саманты обо мне в своих интересах. Хотите – подайте на меня в суд.

- Так ты не боишься?

С трудом оторвавшись от созерцания задницы Тоби Макэфи, я поморгала, глядя на блистательное трио. Неужели я что-то пропустила?

- Боюсь чего?

Кэрри-Энн закатила глаза.

- Того, что живешь в самом известном своими призраками городе в Западной Вирджинии.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке