Сказка Горелого леса (2 стр.)

Шрифт
Фон

— Пока ты будешь снимать Морок с подходящего человека, я хотела бы подкрепиться, — робко высказала она своё, вполне естественное пожелание, но Эспер был непреклонен:

— Моё магическое могущество, как и у Геллера, возросло. К тому же мои слуги доставили мне кое-что интересное, — колдун вытащил из широкой мантии мобильный телефон. Заинтригованная колдунья вытянула шею, — по этой вещичке я смогу разговаривать с любым человеком, имеющим такую же. Для чего нужны маленькие значки, я так и не понял, но здесь есть картинки, которые нам пригодятся для наведения Морока.

Эспер произнёс замысловатое, длинное заклинание с непонятным словом «Интернет» и на экране телефона появилось движущееся изображение молоденькой певицы Глюкозы. И пока неизвестная в Подлунном мире певица пела на экране мобильника, Эспер произвёл руками магические пассы и ещё одно, более длинное заклинание превратило старуху-колдунью в полное подобие Глюкозы, но более реальную и осязаемую руками. В данный момент Красная девочка, как никогда в своей жизни, соответствовала своему имени. Она замахала руками:

— Стой, стой, ты же мне ничего не рассказал о Тильме? Как я смогу контролировать его мысли, ведь он «вольный стрелок».

— Как и любого другого человека. Я в последнее посещение Хранителя справедливости заглянул в мысли Небожителя и ничего, жив — здоров, чего и тебе желаю.

— Но ведь все знают, что в мысли «вольных стрелков» проникнуть невозможно?

— Чушь, полная ерунда, — Эспер презрительно оттопырил нижнюю губу, — этот факт объясняется проще. Все, кто пытался заглянуть в их мысли, наталкивались на безмыслие и, естественно, это явление списывали на Ментальный шит. Точно также получилось с Драконом. Видимо, Единый Учитель и Провидец учит мыслить не конкретными единицами, а абстрактными понятиями. И все их действия можно считать результатом интуиции, а не логики и разума. Вот так-то.

— И как же ты осмелился? — испуганно спросила Красная девочка, — неужели не было страшно?

— Интересно было проверить свою догадку, так что ничего не бойся и иди смело — делай моё дело. Если что, я тебя не оставлю — есть у меня для тебя дела и поважнее.

* * *

Пассиус Геллер, Добрый волшебник и Лучший советник Мэра Города по связям с общественностью, почти всё своё время проводил в Архиве премудрости и всезнания. Он давно вознамерился написать свои Мемуары и теперь выискивал книжные свитки, повлиявшие на него в юные годы избрать стезю Заправского волшебника. Но, как и любого старца, дожившего до определённого возраста, любой книжный экземпляр, попавший в его руки, вызывал слёзы умиления и тысячи подробных воспоминаний пройденного жизненного пути, и поэтому Геллер проводил время в размышлениях о том, что следует писать в свою книгу, а о чём лучше умолчать, чтобы не быть неправильно понятым насмешливым, подрастающим поколением. Конечно, трудную задачу поставил перед собой Добрый волшебник, и его труд продвигался очень медленно, и именно эта медлительность порой озадачивала седовласого метра.

— Я же не успею, — сокрушался он по утрам, взирая на написанное накануне, и молоденькие архивариусы сбивались с ног в поисках нужных материалов для многоуважаемого волшебника, но обычно через час или два он успокаивался, погружаясь в приятные воспоминания о беспокойной молодости, и в Архиве опять наступала многовековая тишина.

* * *

В этот день Секретарь послал Курьера за советником Мэра в Архив премудрости и всезнания. Курьер запрыгнул в заморский автомобиль и, распугивая кур, уток и попрошаек на улицах Города, быстро домчался до места. На парадном крыльце его поймала за рукав светло-зелёного камзола старая цыганка.

— Дай погадаю, касатик, все, что было и что будет, расскажу. Позолоти ручку, дорогой, и узнаешь всю правду, — речитативом проговорила она.

— Отстань, вредная, я и без тебя знаю, что у меня будет на ужин. Или не видишь, что я на работе?

— Ай, какой ты грубый, ай, какой неуважительный. За это и накажут тебя Великие боги — сегодня же вечером ты будешь есть сырое мясо и пить тёплую кровь, — сказала цыганка и плюнула на надпись, вышитую на спине — «Городская ратуша». Курьер рванул на себя входную дверь Архива и пошёл искать Доброго волшебника, одновременно обдумывая как бы поделикатнее попросить его о снятии цыганского проклятия.

* * *

«Вольными стрелками» в Подлунном мире называли мужчин-воинов, которые обладали видением магического излучения и могли бороться с его злыми проявлениями обычными средствами, какими являются арбалеты, мечи, кинжалы. Даже кулаки и пятки они могли пустить в ход для борьбы с Нечистым народом. Свою избранность подростки начинали понимать только после появления волос на теле вместе с одновременным появлением сильного зуда в центрах ладоней и стоп. После этого они и их родители, друзья и родственники искали взрослого «вольного стрелка», ибо только он мог указать, а при благоприятных условиях и проводить нового ученика к Учителю и Провидцу. Учитель и Провидец должен помочь человеку, избранному Великими богами на великую миссию, стать настоящим «защитником Добра». Больше всего в подобных ситуациях страдали родители юноши, вырастившие ребёнка и привыкшие видеть в нём хорошего работника и опору в старости. Друзья им завидовали, и именно в их среде сложилась поговорка: «Великие Боги злы, добр только Светлый Царь». Принадлежность к касте избранных («вольных стрелков» также называли «воинами Добра» и реже «бойцами Света») выбивала парня из колеи привычной жизни, вынуждая идти на поиски интересных, но вместе с тем и опасных приключений, а также обрекая их на скитальческую стезю. Самый тревожный период для избранников был как раз на дороге к Учителю и Провидцу, живущему за семью горами и семью морями, и для юношей было большой удачей пройти её с настоящим «вольным стрелком», до встречи с которым ребята ощущали присутствие Силы, но не могли ею управлять. Основной задачей Тренера (современный эквивалент Учителя и Провидца, в последующем тексте также называется Махатмой) состояла в открытии внутренних органов восприятия Силы (чакры), прочищении для неё каналов (меридианы), обучении боевым навыкам и следованию морального кодекса (Дао).

Тильм Улленстоун был молодым, симпатичным мужчиной и пользовался успехом у представительниц прекрасного пола. Получив гонорар в Городской редакции за приключенческий рассказ о счастливой жизни «воинов Добра», он просаживал деньги в кабаке «Красный петух», когда к нему подошёл раскосый паренёк и спросил о дороге к Учителю и Провидцу. Тильм успокоил его крепким, мужским пожатием руки, как равному себе, и сказал, что в конце месяца сам пойдёт в путь и попросил оставить свой адрес. Силь Вио, так звали паренька, подробно описал свой домик, стоящий у самой крепостной стены, и с удивлением посмотрел как «воин Добра» промассировал у него некоторые места тела, после чего зуд прекратился.

— Теперь нормально чувствуешь себя? — улыбнулся «вольный стрелок» подрастающему поколению.

— Хорошо, господин, — воскликнул от радости Силь.

— Зачешется, придёшь сюда и спросишь меня, мы повторим процедуру. Ну а пока иди, помогай родителям убирать урожай. Когда я зайду за тобой, то обязательно поинтересуюсь, чем ты занимался в свободное время. «Вольный стрелок» не должен быть лодырем. Без усилия ничего не даётся — ни хорошего, ни плохого. Ну, иди, — Тильм подтолкнул Силя к выходу.

* * *

Красная девочка шла по лесной дорожке к Городу и пела задорную, очень ей понравившуюся песенку. Надо же ей было поддерживать свой новый имидж, вдруг в кустах сидит какой-нибудь лесной житель. Вот он удивится, когда услышит ругательства или непонятные заклинания из уст продвинутой девчонки.

пела она, когда увидела перебегавшего через дорожку ежа Лека. «Что за странное человеческое дитё бродит по тёмным дорожкам Горелого леса вдали от Города?», — подумал он.

— Я ходила к своей бабушке, которая живёт по ту сторону Горелого леса, и носила ей пирожки с мясом, с капустой и с яблоками, — крикнула ему, как и полагается по легенде, Красная девочка.

— Колдунья, — завопил Лек, бросаясь с перекатиками под укрытие кустов и магической мины, поставленной Пассиусом Геллером. «Где же я прокололась? Как он сумел догадаться?» — думала Красная девочка, вытаскивая из лукошка, отобранного гоблином у перепуганной крестьянской девочки, волшебную палочку. Не знала она, и никто не предупредил её о произошедших изменениях в дебрях Горелого леса. Добрый волшебник Пассиус Геллер в огромном количестве разместил в окрестностях Города магические мины, которые при применении магии демаскировали нахождение противника и отражали в обратную сторону наподобие зеркала злую силу заклинаний. «Срочно и безотлагательно убрать свидетеля», — решила Красная девочка и произнесла самое смертельное заклинание — Авада Кедавра. С кончика волшебной палочки сорвался синий магический шарик огня и полетел в сторону Лека, увеличиваясь в размере. Но, ударившись о невидимую преграду, он развернулся и отправился к колдунье.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке