Верою познаем (2 стр.)

Шрифт
Фон

2

В науке как таковой следует четко разделять два различных ее аспекта, которые часто (и неправомерно) объединяют под одной вывеской: наука-исследование - систематическое изучение и изложение объективно достоверных сведений, максимально проверенных со стороны содержания, и наука-мировоззрение, то есть совокупность утверждений, якобы полученных в научных исследованиях и навязываемых в качестве общеизвестных. Именно эти идеологические установки, внедряемые в массовое сознание, перечислены выше. Подлинные научные исследования полностью их опровергают, что в значительной степени замалчивается (и не только в "отсталой" России, но и в "развитых" странах Запада). Эта тайная и

тотальная цензура в научном мире осуществляется с помощью прессы, научнопопулярной литературы и телепрограмм, а по своей жесткости она, пожалуй, превосходит строгость средневековой инквизиции. Человеку не остается времени и возможности подумать самостоятельно, так как он постоянно занят своей работой, потреблением престижных товаров, приобретением имущества (домов, автомобилей, аудио-, видео- и компьютерной техники, которые стали новыми идолами), развлечениями, в число которых наряду со спортом и туризмом входит также и легкое и вполне приятное знакомство с "научными открытиями", отобранными и преподносимыми в СМ И в качестве кирпичей общей картины мира.

Это новое мировоззрение, именующее себя научным, на самом деле постепенно развивается в новую религию - ЧЕЛОВЕКОБОЖИЕ и вступает в борьбу с прежними религиозными верованиями, пытаясь ныне стать главной мировой религией - религией культа человека, его тела, удобств и удовольствий, разума и труда, могущества над природой и, конечно же,

его "неотъемлемых прав", о которых в Библии нет и речи, тогда как о многоразличных обязанностях человека (по отношению к Богу, к членам своей семьи, к соседям, к бедным и убогим, к своему народу в целом и других), равно как и о необходимости покаяния и исправления повествуется в каждой книге Ветхого и Нового Завета. Научное мировоззрение является при этом догматическим фундаментом человекобожия, которое в свою очередь готовит приход антихриста.

3

С другой стороны, нарастание в XX веке убедительнейших фактов, подтверждающих факт созданности мира Богом, снимает объективные причины для неверия, которые материалистам XIX столетия могли казаться существующими и существенными для обоснования их атеистических взглядов. Сомневающиеся люди прошлого века жаждали услышать от науки о Боге, но она молчала. Сегодня она заговорила о Нем, Творце, причем именно о таком, Который описан в Библии. Но что-то не слышно большой радости и не видно энтузиазма от того, что научная

апологетика наполнилась сейчас таким точным и понятным содержанием, что ее можно преподавать в школе (а ее нет даже в программе духовных академий). Мы ходим по золоту естественно-научных аргументов, но не хотим нагнуться, чтобы его поднять.

Математика всегда признавалась наиболее нейтральной и рациональной наукой, в которой все утверждения строго выводятся по точно заданным правилам из небольшого числа аксиом. В начале XX века даже выдвигалась программа полной формализации математики или хотя бы ее основных разделов. Однако доказанная в 1931 году теорема Гёделя показала, что никакая формальная система не может полностью описать "элементарную" арифметику, поскольку в любой такой системе обязательно найдется формально неразрешимое предложение А, такое что ни оно само, ни его отрицание не доказуемы в принятой аксиоматике. С точки зрения математической интуиции предложение А является содержательно истинным, и его можно добавить к системе аксиом, но тогда появится еще более сложное утверждение, которое будет не выводимо вместе со своим отрицанием в расширенной системе и т. д. Таким образом,

разуму человека внутренне присущи идеи и понятия, бесконечно превосходящие его рассудочные способности и могущие иметь поэтому только Божественное происхождение. К числу таких идей относится абсолютно необходимое для математического творчества понятие актуальной бесконечности, в котором бесконечность трактуется не-как развертывающийся процесс добавления неограниченно большого числа новых элементов (потенциальная бесконечность), а как реальный объект, существующий целиком, сразу со всеми своими элементами.

Физика XX века (теория относительности, квантовая электродинамика и теория элементарных частиц) настолько изменила наше представление о строении материи, что стало невозможно говорить о движении материальных точек по определенным траекториям, о волнах и частицах, о том, что система одного уровня "составлена" из более мелких частей нижнего уровня. Выяснилось, что акт соединения более значим, чем отдельно рассматриваемые соединяемые объекты, и на каждом уровне определяющую роль играют свои особые специфические законы и принципы, не выводимые из законов нижних уровней. Кроме того,

физические законы имеют квантовый характер, выражением которого является уравнение Шрёдингера для эволюции ц/~ функций, управляющих наблюдаемыми в опытах величинами. Управление чувственно воспринимаемыми событиями со стороны идеальных, умозрительных ^-функций осуществляется однако не строго определенным (детерминированным), а вероятностным (статистическим) образом, так что даже мельчайший электрон обладает некоторой степенью свободы и принципом непредсказуемости.

Космологи и астрофизики обсуждают различные сценарии возникновения Вселенной "из ничего" (теория Большого взрыва), хотя многие аспекты являются еще спорными и, возможно, будут пересмотрены по мере увеличения объема наблюдений. В частности нерешенным остается важный вопрос о возрасте галактик, звезд и планет. Научные его оценки (опирающиеся на различные методики) показывают огромный разброс: от 10 тысяч до 20 миллиардов лет. Большие значения возраста лучше соответствуют взглядам современных эволюционистов, и поэтому именно такие промежутки объявляются "достоверными", хотя теории, дающие короткий возраст, также базируются на вполне надежных и неоспоримых данных.

Потрясает своей весомостью и так называемый "антропный фактор", согласно которому при весьма небольшом изменении мировых констант жизнь во Вселенной была бы невозможна и в ней не мог бы появиться человек, который стал бы ее наблюдать и исследовать. Этот научный вывод проверялся и уточнялся десятки раз и полностью подтвердился.

Геологические исследования дают массу прямых подтверждений относительно недавнего (по геологическим меркам) катастрофического наводнения, покрывшего всю земную поверхность, что привело к формированию мощных слоев осадочных пород и полезных ископаемых с хаотично перемешанными останками живых организмов.

Биология всегда являла примеры исключительно сложного и целесообразного строения растений и животных, что служило весьма сильным аргументом для сторонников концепции Божественного творения. Открытие в середине XX века генетического кода, носителем которого являются гигантские двухнитевые молекулы ДНК, показало, что организмы подобны сложнейшим химическим комбинатам, на которых по заранее составленной программе производится переработка и синтез (в определенном порядке!)

всех тех молекул, клеток и более крупных структур, образующих живые существа. Многие детали этих удивительных процессов до сих пор не изучены, однако возможность их случайного появления в ходе постепенной эволюции полностью исключается.

Действительно, размышления об удивительно целесообразном и необычайно сложном устройстве живых организмов с большой силой убеждают человека в неслучайности существования и осмысленности этого высокоорганизованного мира и, как следствие, приводят к признанию Всемогущего Творца. Славлю Тебя, Господи, ибо я дивно устроен, восклицает пророк и псалмопевец Давид (Пс. 138, 14) и продолжает: дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это. Люди XX века, больше узнавшие об устроении своего тела, еще сильнее должны поражаться удивительной сложности и слаженности работы своих внутренних органов и систем, не говоря уже о потрясающем всю душу феномене самосознания. Последнее, правда, было столь же доступно и столь же ошеломительно и для людей далекого прошлого. Мы называем их древними, хотя сами они именовали древними живших задолго до них, а себя, точно так же, как и

мы сейчас, древними или примитивными отнюдь не считали. У современного человека размышления о "внутренности своей" возникают в основном только при появлении каких-то "неполадок" в ее работе, другими словами болезней, или при драматических событиях с родными и близкими. В обычной жизни нет времени задуматься, так как человек постоянно чемто занят: работой, приобретениями, наслаждениями или развлечениями.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке