Не было бы счастья, да несчастье помогло

Тема

Стаут Рекс Не было бы счастья, да несчастье помогло

Рекс Стаут

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО

- Эванс!

- Да, сэр.

- Вынесите из комнаты эти газеты.

Без тени удивления необычным приказом слуга собрал утренние газеты и направился к выходу. Когда он переступал порог, его снова остановил голос хозяина:

- И еще, Эванс!

- Да, сэр.

- Если миссис Рейнолдс спросит, где они, скажи, что сегодня их не приносили.

- Да, сэр.

Оставшись в одиночестве, Бернард Рейнолдс пододвинул кресло к камину и аккуратно уселся в него.

Даже такая катастрофа, о которой он только что прочитал, не смогла лишить его хладнокровия. Конечно, новости надо рассказать жене, но это будет очень непросто. Что касается его, то он был почти счастлив - несмотря на довольно ощутимое неудобство, это все же значило устранение барьера, который он обнаружил на пути в своих поисках счастья. Более того, он знал, что Паула и сама узнала бы о катастрофе и осознала бы, какая от нее может быть польза. Но он также прекрасно понимал, что происшествие до такой степени неожиданное может оказаться очень тяжелым ударом. Так, методично размышляя, он воспринял шокирующее известие, получив которое большинство мужчин испытали бы острое разочарование и впали бы в отчаяние.

Как только он протянул руку, чтобы выключить настольную лампу, в комнату вернулся Эванс, неся полный поднос. Вскоре после его появления вошла Паула.

Бернард пересек комнату, поздоровался с ней, проводил к столу и помог усесться на стул.

Прошло уже шесть месяцев с того дня, как Рейнолдсы поженились, и церемония завтрака за это время претерпела постепенные, но кардинальные изменения.

Когда-то здесь ели мало, и это было чрезвычайно глупо, зато трапезы сопровождались установившимися за много веков ритуалами, так что Эванс, будучи ортодоксом, был сильно обеспокоен приказом поставить оба стула на один конец стола. В настоящее время здесь занимались исключительно жеванием и пищеварением:

Бернард объявил - на основании собственного опыта, - что хороший аппетит говорит о большом количестве положительных качеств в характере человека.

Этим самым обычным утром молчание за столом было каким-то тягостным. Даже Эванс, казалось, угнетен чем-то несвойственным этому дому, что витало сегодня в воздухе. Он был явно выбит из колеи и очень старался делать все как можно энергичнее. Когда он подал желе на пятьдесят секунд раньше, чем обычно, и не получил по этому поводу замечания или похвалы, он окончательно впал в отчаяние и с благодарностью принял кивок, означавший, что можно убирать со стола.

Когда слуга ушел, Паула впервые за все утро подняла глаза от тарелки и посмотрела на Бернарда. Глаза были красными от бессонницы, а губы сжались в жесткую прямую линию.

- Я полагаю, - сказала она, - что прошлый вечер расставил точки над "i".

Бернард в свою очередь окинул ее тяжелым взглядом:

- Что ты имеешь в виду?

- В течение последних шести месяцев мы никак не могли решить, была ли наша свадьба ошибкой. Теперь в этом нет ни малейшего сомнения.

Бернард немного помедлил, прежде чем поддержать разговор.

- Паула, что-то подобное ты уже говорила дважды и раньше. Ты знаешь, как я старался, но все напрасно. Это только твое воображение. Ты каким-то образом открыла, что это плохой способ воплотить мечты в жизнь, так что все, что я теперь могу сделать, - подождать, пока ты оправишься от своих мыслей, как от болезни.

- И прошлый вечер - это тоже только мое воображение? Может, я ошиблась, и ты вернулся вовсе не под утро?

Бернард обреченно вздохнул:

- Неужели ты никогда не поймешь? Разве я не говорил, что мое будущее требует этого? - Потом он добавил несколько мягче: - Ты же прекрасно знаешь, что все это - ради тебя. В моем деле, чтобы достичь успеха, нужно иметь друзей. Вот я и стараюсь завести их.

- И я полагаю, чтобы уж наверняка добиться успеха, они должны быть молоденькими и привлекательными.

- Я уже говорил тебе, что это нонсенс. Чистая нелепица! Если бы ты знала, как глу... - Он замолчал на полуслове. - Но я не желаю быть грубым. Просто не могу. Только, ради всего святого, прояви хоть немного сочувствия!

Целую минуту Паула молчала. Ее губы задрожали, потом снова напряглись, ее руки, лежавшие на столе, судорожно сжались. Потом, сделав над собой усилие, она заговорила медленно и спокойно:

- Ты разве не устал постоянно лицемерить и жить во лжи?

Бернард, пораженный до глубины души, вскочил на ноги:

- Паула!

- И вот этого тоже не надо. Ты прекрасно можешь сейчас обойтись без театральных жестов, хладнокровно сидеть на месте и говорить совершенно невозмутимо. С тех пор как мы поженились, ты только и делаешь, что притворяешься и лицемеришь.

- Паула, ради бога...

- Пожалуйста, помолчи. Я не собираюсь впадать в истерику и не намерена выслушивать вздор. Мы вполне можем взглянуть правде в глаза. Мы заключили невыгодную сделку... Мы ведь можем признаться друг другу, что это была именно сделка? Ты притворялся, что любишь меня, а я... - Она перевела дух и спокойно продолжила: - Притворялась, что люблю тебя. Я не знаю, зачем я это сделала, но знаю, зачем это сделал ты. Конечно, ты хотел заполучить мои деньги. Что касается меня, наверное, меня прельстил твой талант и карьера.

Бернард, опустившись на стул напротив жены, заговорил, с трудом контролируя свой голос:

- Создается впечатление, что ты досконально проанализировала наше поведение. Значит, ты... ты уверена, что все это было сплошное притворство?

- Разве я этого не сказала? - резко рассмеялась Паула. - Конечно это тяжелый удар по твоему тщеславию. Но скоро ты смиришься с этим. К тому же это вернет тебе душевное спокойствие. Больше над тобой не будет довлеть необходимость обманывать меня.

И наш брак превратится в чистой воды партнерство - союз твоего ума и моих денег. Здесь больше не будет места нашей мнимой привязанности друг к другу.

- Паула, я не верю тебе. - В его голосе появились умоляющие нотки. Что бы ты ни думала обо мне, я в это не верю... Я не верю в твои слова ни обо мне, ни о тебе!

- Я сказала... - холодно оборвала его Паула.

- Я слышал. - Тон Бернарда вдруг резко изменился. - Вряд ли это может сойти за комплимент, но я полагаю, что лжешь ты именно сейчас. Хорошо, я принимаю твои условия. Пусть это будет деловое партнерство. Ты полагаешь, что у меня есть ум?

- Конечно.

- А у тебя деньги?

- Именно так я и сказала.

- И одно, я полагаю, дополняет другое?

- К чему повторять то, что было сказано? - Голос Паулы звучал устало и безжизненно.

- Я просто хочу выяснить все до конца. Я хочу знать свое место. Ты уверена, что наши партнерские отношения равноправны?

- Что ты имеешь в виду? - испуганно спросила Паула.

Бернард, игнорируя ее вопрос, резко схватил со стола колокольчик и, когда в комнате появился Эванс, также резко повернулся к нему:

- Принесите "Морнинг ньюс".

Эванс удалился, а минуту спустя снова возник на пороге с одной из тех газет, которые совсем недавно ему было велено убрать подальше. Бернард, трясущейся рукой, передал ее Пауле, указав пальцем на двойную колонку на первой полосе. Он возбужденно пояснил:

- Вот что я имел в виду.

Взглянув на заголовок, Паула невольно вскрикнула и чуть не выронила газету. Потом, когда она прочитала первые абзацы и осознала смысл случившегося, лицо ее покрыла смертельная бледность. Она подняла на мужа глаза, в которых светился упрямый протест, и воскликнула:

- Это неправда!

Бернард не издал ни звука в ответ.

- Это не может быть правдой! Это значит, что все кончено! Это не может быть правдой!

Бернард по-прежнему хранил молчание и смотрел на жену. Паула расправила газету и прочитала статью до конца. Когда она, наконец, заговорила, тон ее был сухим и жестким:

- Если... Хотя здесь не может быть никаких "если".

Все кончено. У меня теперь нет ничего. Я нищая.

- И даже еще хуже, - глумливо произнес Бернард. - Ты в долгу. Час назад по телефону я говорил с Гримшоу.

Дадли исчез, а это значит, что его обязательства переходят к тебе. Гримшоу сказал, что надежды нет абсолютно никакой.

Паула, словно загипнотизированная смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова.

- Итак? - в конце концов выдавила она.

Бернард поднялся и, обойдя вокруг стола, остановился подле нее.

- Итак, - произнес он, глядя на нее сверху вниз, - наше партнерство аннулировано.

Паула отшатнулась, словно он ударил ее:

- Ты имеешь в виду...

- То, что я сказал. И я благодарю за это Господа Бога!

Ты думаешь, я не знаю, что ты думала обо мне все эти месяцы? Тысячу раз я прочел это в твоих глазах, и даже больше - все то, о чем ты сегодня сказала. Это сделало мою жизнь невыносимой. Вот почему я рад, что все кончено, что этому жалкому фарсу пришел конец!

- Тогда - ты свободен?

- От нашего партнерства - да. Твоя доля капитала исчезла, так что фирма теперь принадлежит мне. И моя первая задача - сохранить ее. Несколько мгновений он молча смотрел на жену. - Нет, это не был удар, как ты сказала. Каждое твое действие, каждая твоя мысль были полны молчаливого упрека, ответить на который было невозможно. Я был глуп, но я не был слеп. Ты вынесла свой приговор, не выслушав меня. Тебе не следовало говорить мне, что ты меня никогда не любила; если бы это было так, то ты никогда не сказала бы мне того, что сказала.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке