Воля за пределами воли ! (Ушу)

Тема

Маслов Алексей Воля за пределами воли ! (Ушу)

МАСЛОВ АЛЕКСЕИ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ВОЛЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВОЛИ!

... Эти узкая тропинка, что затеряна в горах Сунисань и вьется полоской между гранитных валунов и заброшенных алтарей, считается путем священным и даже мистическим. Именно по ней в VI в. взошел в высокогорную пещеру патриарх Чань-буддизма и легендарный основатель шаолиньской школы ушу Бодхидхарма. В прошлом году этот "путь мастеров ушу" довелось совершить и автору этих строк. Став первым европейцем монахом-бойцом (усэн) знаменитого Шаолиньского монастыря и получив посвящение в 32-м поколении, я посетил эту небольшую пещеру Бодхидхармы, куда сегодня редко приходят посетители и где хранятся монашеские красно-желтые одежды самого патриарха ушу. Конечно, перед нами - красивая легенда о нетленных одеждах, о девятилетнем недвижном сидении Бадхидхармы лицом к стене, в результате чего он получил просветление. Но одновременно все эти десятки мифов, как это ни удивительно, не просто живут в головах современных монахов-бойцов, но и "воспитывают" их. До сих пор в Шаалиньском монастыре, где сегодня живет чуть более ста монахов, можно увидеть, как 70-летние старцы без труда садятся на "шпагат", буравят пальцем отверстие в камне, более молодые взбираются по гладкой стене, стоят в стойке на двух пальцах одной руки. И это уже не легенды, это - реальность, пускай мистическая и загадочная, но к которой можно приобщиться. Правда, на это уйдет, возможно, не один десяток лет. И главное здесь - вступить в особый внутренний мир ушу, ощутить его изнутри, о чем и пойдет речь ниже.

Для нас, людей, воспитанных в традициях христианской культуры, многое здесь покажется необычным, а порой и неприемлемым.

Не стану лукавить, но и я не раз испытывал нравственные сомнения в "правильности" истин ушу, а если говорить более общо, - всей китайской культуры. Мне неоднократно доводилось быть свидетелем китайских деревенских культов, в том числе и ритуалов ушу, которые носитель западной традиции поименовал бы "дьяволопоклонством" и "от лукавого". Но так или иначе, в рамках подобной весьма неоднозначной традиции живут более миллиарда людей. Их культура - одна из самых древних и целостных на Земле. Во внутреннем мире ушу, как в капле воды, отразились эти традиционные ценности Китая да и всего Дальнего Востока. И соприкосновение с такой культурой - всегда встреча с "незнаколщем" внутри себя.

Существует кулачное искусство вне кулачного искусства. Существует воля вне воли, В промежутке между волей и не-волей и коренится истина.

Мастер Сунь Лутан (1861-1932)

ВРАТА УЧЕНИЯ

ШКОЛА - ВНУТРЕННИЙ МИР УШУ

Естественно, что, говоря о мастерах ушу, нельзя не затронуть такой важный элемент внутренней традиции ушу, как школа, т.е. основная ячейка, где передается учение. Сегодня можно услышать, как школой ушу называют обычный спортивный клуб, секцию, причем это понятие настолько закрепилось в нашем сознании, что мы вряд ли задумываемся над его сутью. А вот для Китая понятие "школа" имело совсем иное, исключительно духовное значение.

Прежде всего постараемся разобраться, что мы вообще подразумеваем под названием "школа ушу". Чем отличается от стиля? Правомочны ли параллельные названия, скажем, "шаолиньский стиль" и "шаолиньская школа"? Кстати, такая путаница нередка, и сегодня даже далеко не каждый последователь ушу в Китае способен разобраться в ней.

Отметим, что школы ушу отнюдь не возникают вместе с возникновением боевых искусств. Посылкой для их создания стало осознание боевых искусств как духовно полноценной системы, ничем не отличной от других китайских искусств.

Школы начинают формироваться в XIII веке, однако их образование завершается лишь к XVII веку вместе со становлением системы "внутренних стилей", которые можно практиковать лишь внутри таких школ. Школ возникло по всему Китаю множество, хотя, конечно, не все они были равноценны, и многие лишь имитировали традиционные буддийские общины и даосские секты. Вообще же на формирование школ ушу и на их структуру, с одной стороны, повлияли форма и взаимоотношения традиционной китайской семьи, с другой организация и система обучения в даосских и буддийских сектах.

К тому же школам предшествуют многочисленные народные общества ушу, носящие массовый общедеревенский характер.

Становление народного синкретизма в тот момент, когда ушу стало самым массовым народным занятием, поставило точку в формировании школ не только как организации обучения ушу, но и передачи духовной "истинной традиции".

Особенно бурный рост ушу шел в XVII-XIX веках, частично он был связан с глухим противостоянием народных "мудрецов" элитарно-имперской культуре вообще, когда единственным способом сохранения духовной "истинности" становилось создание исключительно узкого, герметического сообщества, где пре.дельно концентрировалось внутреннее напряжение.

Не стоит полагать, что духовная самоорганизация была основным стержнем всякой школы ушу. Отнюдь нет. Например, после прихода в Китай маньчжуров ряд школ оказался тесно связан с тайными обществами, особенно это распространилось на юге Китая, где действовала знаменитая Триада "Общество Неба и Земли". Зачастую школа ушу и тайное общество полностью взаимоналагались, растворяясь друг в друге, школа вырастала в огромное сообщество. Поэтому наряду с крайне закрытыми школами ушу, в которых нередко объединялись не более десятка человек и отбор в которые был очень строг, стали развиваться более массовые "общества" (шэ) или "дворы боевых искусств" (гуань). В них состояло до нескольких сотен человек, на деревенском и на уездном уровне их члены тренировались абсолютно открыто, не таясь ни местных чиновников, ни проверяющих, хотя при этом нередко такие "дворы" и разгоняли за "еретическую практику", фактически - за отправление неофициальных ритуалов, поклонение "не тем" богам и духам.

Такие "дворы" были обычно тесно связаны с узкими школами, называемыми "мэнь" - врата. Более того, и во внутренней иерархии, и в структуре взаимоотношений, и даже в изучаемых приемах и комплексах эти два типа школ могли полностью совпадать, благо, они обычно располагались в одной местности. И тем не менее разница была, причем разница весьма существенная.

Огромное духовное напряжение, возникающее в небольшом круге учеников школы-мэнь, позволяло передавать ушу как истинно сакральное знание. Да и вообще, по сути, передавалось не ушу, а некое "нечто", которое стоит за ним - "искусство Дао". В больших же "дворах", тайных обществах многие секреты ушу растворялись в массе занимающихся, но самое главное утрачивалась возможность передачи "от сердца к сердцу". Это была своеобразная имитация формы, которой приписывался мистический смысл, но который фактически давно утерян.

Стили ушу как таковые разрабатывались внутри школ, именно там простой технический арсенал боя приобретал свою стилистику - историю, легенды, первопредка, внутренние ритуалы - одним словом, все опознавательные знаки стиля. Практиковались же эти стили в более широких обществах. Учение и внутренняя психологическая обстановка школы были очень сложны для большинства тех, кто желал практиковать ушу, а их по всему Китаю были миллионы. Многие аспекты были вообще недоступны для ментальных и духовных способностей некоторых учеников. Поэтому "дворы боевых искусств" собирали самый различный люд, который овладевал ушу в основном на внешнем техническом уровне, хотя в этом многие достигали поражающего мастерства. И все же наиболее духовно открытых вводили в узкий круг учеников школы.

Интересно, что существовало и "материальное" отличие школ от обществ или "дворов" - школы имели свои генеалогические хроники, сакральные тексты, их члены занимались медитацией, обладали полными методиками "внутренней тренировки". А вот в массовых объединениях это практически полностью отсутствовало или лишь имитировалось в "снятом" виде.

Настоящих школ в Китае существовало немного, были они малоприметны, равно как и мастера, руководящие ими.

Сам характер школы исключал Приход в нее случайных людей, ученики редко покидали ее, недоучившись, большинство из членов школ своим основным занятием в жизни считали практику ушу, и другой "работы", по сути, у них не было, хотя многие последователи являлись крестьянами, торговцами, лодочниками, ремесленниками.

Интересно само название школы ушу.

Классическая школа именовалась "семьей" (цзя) или "вратами" (мэнь). Через эти врата неофит (то есть новичок) входил в новый, по сути, запредельный мир - мир тайн великих мудрецов. Там он готовился в течение долгих лет к восприятию трансцендентных истин ушу, тренировал тело и дух, постигая самого себя. "Войти во врата" - так именовалось вступление в школу ушу. За вратами ученик должен оставить, может быть, все то, к чему привык, "выбросить себя старого и породить нового", говорит китайское изречение. Наставники ушу советовали "выбросить старую одежду, выбросить старые привычки, выбросить старое "Я". До сих пор в некоторых школах провинции Хэнань при ритуале вступления сжигается одежда ученика и табличка с именем поступающего. Пепел растворяют в воде, и такой напиток называется "чай небожителей". Затем ученик выпивает этот чай, как бы поглощая сам себя. Человек символически умирает, уничтожая себя, чтобы возродиться вновь, но уже в истинном виде - в качестве носителя традиции ушу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке