Троица (Секретные материалы)

Тема

Автор неизвестен Троица (Секретные материалы)

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Троица

(Русская версия Владислава Мирского)

"Я вколачиваю гвозди,

Чтоб в гробу лежали кости.

Глубоко тебя зарыли,

До свиданья, милый, милый... Бывай!"

"Агата Кристи" Голливудские холмы

Лос-Анджелес, штат Калифорния

День первый

00.41

...Осень, наконец-то пришедшая и в Калифорнию, оказалась в этом году неожиданно жаркой и сухой. Злое раскаленное солнце с утра выкатывалось на небо, и уже через несколько минут земля погружалась в тягучую пелену зноя. Задыхались домашние кондиционеры, перегревались моторы автомобилей, горячий асфальт лип к подошвам башмаков. Листья деревьев пожухли и пожелтели. Ежедневные пробки из неизбежной досадной помехи превратились в долгую, мучительную пытку. Только ночь приносила некоторое облегчение. Самой популярной формой одежды были бейсболка, шорты и солнцезащитные очки. На газонах пылилась сухая, побуревшая трава, готовая рассыпаться пеплом с первым же порывом ветра... но ветра не было. Деревья вспыхивали, как порох, от одной искры. По всей Калифорнии полыхали лесные пожары. Вокруг Лос-Анджелеса на болотах занимались торфяники. Не хватало спасательной техники, вертолетов. Пожарные сбивались с ног, проклиная безалаберных туристов.

Гаррета Л. Лори, наблюдавшего с крыльца своего коттеджа за багровыми всполохами зарева на горизонте и лениво потягивавшего из бокала легкое игристое вино, меньше всего волновали проблемы пожарной и спасательной служб. Аргентинец по происхождению, он приехал в Штаты сразу после Второй мировой войны и за эти годы успел сделать неплохую карьеру. Моложавый и подтянутый, в свои сорок девять лет Гаррет сумел сохранить уверенность движений и юношеский блеск в темных, глубоко посаженных глазах. Лори поднес к губам бокал и выругался, когда капля вина соскользнула на белоснежную рубашку. Зарево на горизонте полыхало, не собираясь угасать, над верхушками деревьев клубился дым. Гаррет ушел вглубь погруженного в полумрак дома и поставил бокал на журнальный столик.

- Замечательное вино продают в каньоне Малибу, - тихо проговорил он. Лунный свет тусклым серебром вливался в окно, очерчивая изящный силуэт женщины, застывшей в дверях спальни. Приближалось полнолуние, и небесный купол, усеянный крупными частыми звездами, висел над холмами, словно купол планетария. - Иногда мне кажется, что в такую ночь можно прямо отсюда увидеть итальянские виноградники...

Женщина в дверях чиркнула спичкой и наклонилась к свече на столе. Комнату озарил неверный, подрагивающий свет. Женщина уронила почерневшую спичку на ковер и шагнула к хозяину дома.

- Я хочу, чтоб ты знала, - торопливо, словно оправдываясь, проговорил Лори, - видит бог, я не из тех, кто отправляет свою семью на курорт всякий раз, когда собирается развлечься на стороне. Но когда я увидел тебя на той вечеринке, в корпорации...

Зеленые глаза влажно блеснули из-под длинных мягких ресниц.

- Не беспокойся, милый, тебе не придется жалеть. Могу поклясться, с тобой никогда не происходило ничего подобного тому, что ты испытаешь сегодня...

Казалось, пыль лежала повсюду - на заваленных папками рабочих столах, на стульях, на ящике картотеки, на глянцевых страницах перекидного календаря и на склонивших гофрированные шеи настольных лампах. Пыль - вездесущая и неощутимая, легкая и текучая, словно вода. Пыль, в которую раньше или позже без всплеска уходят страны и народы, куда вместе со шпилями башен и минаретами погружаются города, ныряют висячие сады и неприступные стены. С тем чтобы, возможно, еще вынырнуть позже на потеху досужей публике. Например, "мистикам в штатском" из Пентагона... Пыль кисловато пахла забвением и холодным сигаретным дымом месячной давности. Молдер поморщился, захлопнул дверь и щелкнул выключателем.

В приглушенном свете дежурных ламп комната, куда Фокс в последние дни инстинктивно остерегался заглядывать, мало чем напоминала ту картину, которую он подсознательно ожидал увидеть. Пластиковые чехлы аккуратно прикрывали мебель, а знающие свое дело уборщицы, трудившиеся каждый день, старались не пропускать ни пылинки. Только вот запах, затхлый и тяжелый, неистребимый, несмотря на постоянную работу кондиционеров, от пола до потолка пропитывал все помещение.

Призрак вздохнул. Зачем только он пришел сюда? Что-то такое он должен был сделать... Фокс задумчиво перевернул пару листков перекидного календаря девушка в бикини задорно улыбнулась ему с глянцевой страницы, - и подошел к шкафу, в котором хранился архив. Именно здесь, между пожелтевших от времени палок с делами далекого прошлого и пластиковых папок с делами прошлого недалекого, хранился, плотно стиснутый, пакет с вещами Дэйны. Единственное, ради чего сюда стоило возвращаться. Удостоверение и значок, темные очки, карандаш... Что еще? В ладонь скользнул простой крестик на тонкой цепочке. Несколько секунд Призрак тоскливо смотрел на него, потом решительно расстегнул воротник и надел цепочку на шею.

...И в этот момент зазвонил телефон.

Инспектор, бросив взгляд на удостоверение, насупился.

- Полицейское управление Лос-Анджелеса само справится с этим делом. Ситуация, конечно, довольно запутанная, но, тем не менее...

Молдер досадливо поморщился.

- Мне кажется, вы слишком оптимистично смотрите на вещи, - проговорил он. - Поверьте моему опыту, помощь Бюро окажется в этом деле совсем не лишней. Мне совершенно безразлично, кто именно поймает преступника, да и вообще наплевать, кому какие пряники достанутся... Я знаю только одно: эти ребята уже прикончили шестерых, и если кто-нибудь их не остановит, к концу недели будут убиты еще двое.

- Да с чего вы взяли!

- Это далеко не первое убийство такого типа за последний год. Я внимательно ознакомился с предыдущими делами. Почерк преступников остается неизменным. Я три месяца ждал, пока они появятся снова.

Бауэрс скептически покачал головой:

- А вы уверены, что это убийство полностью идентично предыдущим?

- Если тело было найдено в луже крови, на сонной артерии и на венах жертвы обнаружены следы укусов, а кроме того, у покойного размозжена голова - то да, уверен.

Они остановились перед открытой верандой. Солнце ртутной каплей отражалось в значке на груди инспектора. За его спиной, в глубине дома жертвы, ждали благословенные полумрак и прохлада. "И как ему не жарко в этом костюме?" подумал инспектор.

- Похоже, вы действительно в курсе дела, - с неохотой согласился Бауэрс. Все обстоит именно так, как вы говорите. Эти подробности мы пока никому не сообщали.

- Кроме того, они всегда пишут кровью жертв вот это, - Молдер ткнул пальцем в сторону размашистой надписи, перечеркивающей наружную стену виллы. "Вкушающий плоть мою и пьющий кровь мою имеет жизнь вечную; и воскрешу я его в день последний". Евангелие от Иоанна. Глава шестая, пятьдесят четвертый стих.

- Цитата подходит скорее для неудачливого проповедника, пытающегося обращать грешников на улицах, а не для серийных убийц, - пробормотал инспектор.

- Одно другому не мешает, коллега, - хмыкнул федеральный агент.

Они вошли в дом и с головой окунулись в прохладу.

- У покойного были дети? - поинтересовался Молдер.

- Да, трое мальчишек. Но семью мы пока не известили.

Они подошли к небольшому круглому бассейну, заполненному розоватой водой. Бассейн почти совсем остыл, и поверхность его превратилась в мутноватое зеркало, но в воду попало слишком мало крови, чтобы сделать ее полностью непрозрачной. Сквозь собственное отражение в неподвижной глади Молдер мог видеть выложенное белым кафелем дно.

- В Мемфисе при весьма схожих обстоятельствах был убит Джеймс Эзиси, пятидесяти восьми лет, отец одного ребенка, - продолжая говорить, Молдер снял пиджак, аккуратно натянул резиновую перчатку и опустился на колено перед небольшим люком, почти сливающимся с бетонным полом. - Вторая жертва была кореянкой, у нее остался сын. Третья жертва - теолог, университетский преподаватель. В Портленде три месяца назад первой жертвой стал священник, второй - младший сын в большой католической семье, третьей - продавец книг из магазина "Святой дух". Похоже, они убивают тех, кто чаще других упоминает имя божье всуе.

Бауэрс озадаченно наблюдал за уверенными действиями федерала. Откинув крышку люка, Фокс запустил руку в перчатке в розоватую воду, заполнившую узкий сливной колодец, и, пошарив там, осторожно извлек на свет использованную иглу от медицинского шприца.

- Вот этим они пользуются, чтобы выкачать кровь и по-быстрому ширнуться. Молдер поднялся с колен и протянул иглу инспектору. - Аппетит их неутолим, но следы крови на игле делают возможной их поимку. Если выводы, сделанные на основании изучения предыдущих дел, верны, то эти ребята живут в городе, где истощились запасы в банках крови.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке