Бесогон. Россия между прошлым и будущим (3 стр.)

Шрифт
Фон

Что же в Столыпинских реформах было самое главное? Думаю – понимание сути русского человека, его менталитета, его внутреннего кода.

Промыслительно и то, что уже в начале ХХ века Столыпин призывает Россию обратиться лицом к Востоку. Он пишет: что если не мы, то придут другие. И это потрясающая мысль! Разве мы не видим сегодня, как развивается Китай. Китай сегодня единственная страна, не отказавшаяся от своей истории, от своего национального кода, от собственного пути развития и при всех своих внутренних сложностях остающаяся тем монолитом, на который не действуют кризисы. Скажу так: в Китае работает система, практически не зависимая от того, как себя будут вести по отношению к ней Соединённые Штаты Америки. Нет, она зависима, конечно, но не до такой степени, как мы, допустим, или как Европа. Экономическая система Китая существует автономно, китайцы могут жить сами по себе, они производят для себя и продают, они занимаются рукотворчеством, а не продажей ископаемых. Они ценят, как и Столыпин когда-то, дело рук человеческих!

Мне думается, что сегодня «столыпинская идея», как идея просвещённого консерватизма, может стать, если её поддержат народ и руководство страны, тем самым компасом, который поможет нам, обращаясь к прошлому, двигаться в будущее. Потому что выстраивать будущее России, забыв об историческом прошлом, невозможно. Его просто нет! Переломать русский народ через колено – можно, расчленить страну – можно, погубить миллионы людей – можно… А зачем, ради чего?!

Подведём итоги.

Какой хотел видеть Столыпин Россию? Какой России ему увидеть так и не пришлось? Что же такое была бы Великая Россия для Столыпина сегодня?

С моей точки зрения, это:


✓ соединение просвещённого консерватизма с просвещённым патриотизмом;

✓ органическое сочетание традиций и новаций в российской жизни;

✓ евразийский сплав духовной мудрости и материальной силы;

✓ стратегическое континентальное единение, осознающее масштаб и значимость своей страны;

✓ конкурентоспособность России в современном глобальном мире;

✓ реальное многополярное сочетание традиционных религий и многонациональных культур в едином пространстве;

✓ гордость за свою страну, чувство личного достоинства и уважение достоинства другого человека;

✓ русский крест, органично соединяющий вертикаль государственной власти и горизонталь культуры и экономики;

✓ единство права и правды, веры и верности;

✓ здоровая и благополучная нация, свободный и ответственный человек;

✓ забота о семье в единстве всех её поколений.


И что очень важно – вооружённая эволюция, как принцип общественно-государственного развития, созидательная эволюция, которая умеет защищаться от разрушительного террора революции.

Я убеждён, что весь опыт Столыпина, всё то, что он делал, было направлено к тому, чтобы Россия оказалась такой страной. Я уверен, что подавляющее большинство жителей нашей страны и все наши соотечественники хотели бы видеть нашу Россию именно такой.

И для этого есть путь.

Его проложил для нас Пётр Аркадьевич Столыпин.

Русский философ Иван Ильин

В 2011 году в Астане проходил форум европейских и азиатских медиа – ФЕАМ. В форуме принимали участие свыше 250 представителей массмедиа из стран СНГ, Балтии и Грузии. В их числе – руководители СМИ и ведущие топ-менеджеры медиаиндустрии постсоветского пространства; эксперты, аналитики, блогеры. Пригласили и меня в качестве специального гостя. Я с удовольствием согласился, тем более что мне было что показать. Мы только что сделали небольшую, на 40 минут, документальную картину. Она называется «Русский философ Иван Ильин». Полагаю, что название как нельзя лучше отражает суть учения Ильина, для которого «русскость» была не менее важна, чем собственно философия. Я назвал этот фильм «провокативными зарисовками». И время показало, насколько я был прав…

Давайте совершим небольшой исторический экскурс.

В мае 1922 года Владимир Ильич Ленин предложил отменить применение смертной казни для не признающих советскую власть учёных, заменив её высылкой за границу. В Уголовный кодекс по его указанию была срочно введена статья «О праве замены расстрела высылкой за границу по решению ВЦИК (на срок или бессрочно)… и расстрел за неразрешённое возвращение из-за границы».

В то же время в письме к Дзержинскому Ленин называет профессоров, писателей и других представителей интеллигенции «явными контрреволюционерами, пособниками Антанты», её слугами, шпионами и «растлителями учащейся молодёжи». Вскоре Дзержинский подаёт Записку в Политбюро ЦК: «Об антисоветских группировках среди интеллигенции». На основании этой Записки была создана специальная «тройка», которая начала составлять списки кандидатов в изгнание.

17 июля в письме к Сталину Ленин пишет: «Комиссия… должна предоставить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно. Очистить Россию надолго… Всех их – вон из России. Арестовать несколько сот и без объявления мотивов – выезжайте, господа!»


Иван Александрович Ильин


10 августа ВЦИК принял декрет «Об административной высылке за границу или в определённые местности РСФСР лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям». Были составлены три списка: московский, петроградский и украинский. В одну ночь были произведены обыски и аресты в Москве, Петрограде, Киеве и ряде других городов. Каждый обречённый на высылку должен был дать подписку о том, что обязуется не возвращаться в РСФСР без специального разрешения советской власти, и подтвердить, что ознакомлен с наказанием за самовольное возвращение. А наказанием был расстрел – без суда и следствия. Михаил Осоргин в книге «Как нас уехали» вспоминал, как спросил следователя: в чём, собственно, его обвиняют? На что тот ответил: «Ах, оставьте, товарищ, это неважно! Ни к чему задавать пустые вопросы».

Согласно Декрету об административной высылке, срок высылки не мог превышать трёх лет. Но одновременно был принят Указ о лишении гражданства всех эмигрантов! «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день…»

Кому и чему верить? Этого никто не знал. Но самого факта высылки из страны, в которой ты родился, где прожил десятки лет, во благо которой трудился, люди не могли принять. Они просто не верили в происходящее. К тому же советская власть не считала высылаемых серьёзной контрреволюционной силой. Да и сами они себя таковой не считали. Николай Александрович Бердяев в своей автобиографической книге «Самопознание» писал об этом так: «Что я противопоставлял коммунизму?.. Я противопоставлял, прежде всего, принцип духовной свободы, для меня изначальный, абсолютный, который нельзя уступить ни за какие блага мира. Я противопоставлял также принцип личности как высшей ценности, её независимость от общества и государства, от внешней среды… Это совсем не значит, что я антисоциалист. Я сторонник социализма, но мой социализм персоналистический, не авторитарный…»

И вот 29 сентября 1922 года из Петрограда отплыл пароход «Обербургомистр Хакен». На его борту находились религиозный мыслитель Борис Вышеславцев, философ Николай Бердяев, историк и публицист, депутат II Государственной Думы Александр Кизеветтер, заведующий кафедрой философии Московского университета Семён Людвигович Франк, князь Сергей Трубецкой. Там были писатель Михаил Осоргин, ректоры Московского и Петроградского университетов Новиков и Карсавин, инженер-конструктор Ясинский…

Каждому пассажиру разрешили взять с собой «одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм, по две штуки всякого белья, две денные рубашки, две ночные, две пары кальсон, две пары чулок». Высылали спешно. Многие не успели даже проститься с друзьями и родными. Некоторых привозили прямо из тюрьмы и сразу загоняли в каюты. Среди этих замечательных людей был и наш герой – Иван Александрович Ильин, изгнанник меж изгнанников…

Набережная Лейтенанта Шмидта (бывшая Николаевская) – где через сто без малого лет попечением Санкт-Петербургского философского общества будет установлен памятник с надписью: «Отсюда осенью 1922 года отправились в вынужденную эмиграцию выдающиеся деятели отечественной философии, культуры и науки», – была почти пуста. Мы не знаем, пришёл ли кто-то проводить Ильина. Его жена Наталия Николаевна разделила с ним горечь изгнания. (Это была удивительная женщина, занимавшаяся историей, искусством, философией. Она приходилась двоюродной сестрой жене Ивана Бунина Вере и сёстрам Герцык. Евгения Герцык вспоминает: «В 1906 году наша двоюродная сестра вышла замуж за студента Ильина. Недавний революционер-эсдек (он был на памятном съезде в Финляндии в 1905 году), теперь неокантианец, но сохранивший тот же максимализм, он сразу порвал с роднёй жены, как раньше со своей, насквозь буржуазной. Двоюродная сестра не была нам близка, но – умная и молчаливая – она всю жизнь делила симпатии мужа, немного ироническая к его горячности. Он же благоговел перед её мудрым спокойствием».)

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора