Круговерть

Тема

Воронин Дмитрий Круговерть

Дмитрий ВОРОНИН

КРУГОВЕРТЬ

Планета была прекрасной и, что замечательно, свободной - намного лучше, чем все, что когда-либо попадалось им, и поэтому все люди, составлявшие экипаж корабля Земной федерации "Искатель", были счастливы, что именно им повезло встретить такое чудо.

Зеленые холмы, чистейшие реки. Моря, наполненные жизнью - и жизнь эта, в отличие от биосферы большинства иных миров, была нисколько не враждебна человеку, более того - пока анализы показывали столь высокий уровень сходства организмов с их земными аналогами, что биологи дали однозначное и единодушное заключение - местные организмы годятся в пищу безо всяких ограничений.

И не только морские - и бескрайние луга, и не менее бескрайние леса просто кишели живностью. Многочисленные стада травоядных, не слишком крупных, но, при надлежащей селекции, непременно способных в полной мере заменить домашний скот. Правда, вся эта живность обладала несколько непривычной на вид зеленой кровью, но это, в конце концов, было так малозначительно. Главное, что из животных получались великолепные бифштексы. Были здесь и хищники, но, с точки зрения человека, не слишком опасные, да и было их относительно немного - биосканеры работали не зря, и количественный состав фауны был определен с весьма высокой точностью.

Планета, на которой так и не удалось обнаружить даже зачатков разума, была просто подарком для Управления колонизации. Мягкий климат, по крайней мере там, куда не доходило влияние полярных ледяных панцирей, почти полное отсутствие бактерий и вирусов, способных причинить вред человеку. Плодородная почва, которая уже давно на Земле стала редкостью, все более уступая позиции искусственному земледелию, когда культуры выращивались в субстанции, из-за перенасыщения искусственными удобрениями уже ничем не напоминавшей первозданную, живородящую землю. Довольно неплохие запасы полезных ископаемых, добывать которые по-прежнему оставалось более выгодным занятиям, чем таскать богатые металлом метеориты из астероидного пояса. Правда, этих полезных ископаемых было недостаточна для организации сколько-нибудь прибыльного экспорта, но на нужды будущей колонии их хватило бы на многие и многие века.

Правда, единственно негативным был признан тот факт, что планета располагалась очень далеко от обжитых человечеством районов галактики - и именно поэтому случайная удача "Искателя" не принесла его экипажу особо больших доходов - и все же, каждый из них сумел бы, вырази он желание, вернуться на Землю весьма обеспеченным человеком.

Впрочем, таковых не нашлось. Большая часть экипажа выразила желание поселиться здесь, на Лорне: даже капитан, давший название планете в честь своей оставшейся на Земле супруги, прибыл с первым же пассажирским рейсом, чтобы остаться здесь навсегда.

А пассажирские рейсы не заставили себя долго ждать. Двадцать кораблей с колонистами - традиционная норма была превышена вдвое в связи с уникальными достоинствами планеты - прибыли один за другим в строгом соответствии с программой колонизации. На этом сообщение с Землей было остановлено - теперь колонисты смогут возобновить его только тогда, когда найдут товары, способные заинтересовать землян. Межзвездные перелеты стоят недешево, ох как недешево, поэтому те из колоний, кто не мог обеспечить более или менее приличный уровень экспорта, обрывали связи с материнской планетой и замыкались в своем мирке: иногда далеко не столь приятном для обитания, как Лорна.

***

Сид пересчитал заряды в ружье и решил, что возвращаться пока рано. Конечно, в его охотничьей избушке хранилось уже полтора десятка шкур дриад, но грех бросать охоту, если зарядов еще хватает. Сид был опытным охотником, и первый высмеял бы того, кто возвращается в город лишь потому, что груз для его плеч становится слишком тяжелым.

Пятнадцать шкур дриад - богатство, достаточное, чтобы безбедно прожить, по крайней мере, полгода. Это, если сдать их заготовителю: если продать прямо на Земле, выручка возрастет раза в четыре, но это было уже из области фантастики. Компания, носившая несколько неприятное для него, охотника, название "Дриада", весьма непримиримо относилась к попыткам посторонних вклиниться в их налаженный бизнес. Иногда Сиду становилось грустно при мысли о том, что здесь, на Лорне, так и не удалось найти ничего более стоящего для межзвездной торговли, чем изумительный мех дриад: хотя, найдись такой товар, он, Сид, скорее всего остался бы не у дел. Он охотник, и жизни без охоты для себя не представлял.

Да и вообще, он на охоте-то всего неделю. Все еще впереди...

В разные времена у человечества были разные ценности. Когда-то это было золото, потом, когда стало понятно, что для синтеза золота нужна всего лишь энергия, то основной ценностью стала она. В каком-то смысле, энергия и сейчас продолжала оставаться главным мерилом достояния, но именно поэтому особое значение приобретало то, что нельзя было синтезировать несмотря ни на какие энергозатраты. Например, мех дриад...

А мех дриад был действительно ценен, и не только своими свойствами, которые так и не удалось воспроизвести искусственно. Так называемый "эффект термического нивелирования" - помпезное название, придуманное учеными для того, что они не смогли объяснить - состоял в способности меха сохранять прохладу даже в самую страшную жару, и не хуже скафандра держать тепло в лютый мороз. Целая куча терапевтических эффектов - поддержание артериального дав-ления на оптимальном уровне, почти полная защита от целого ряда простудных заболеваний, стабилизация пищеварения... да мало ли, что еще.

Но самым важным фактом, благодаря которому мех дриад стал единственным, и весьма доходным предметом экспорта с Лорны, была его красота... Шуба из этого искрящегося, нежного, постоянно неуловимо меняющего свой цвет меха стоила на Земле столько же, сколько звездная яхта среднего класса. А на одну шубу шло около четырех десятков шкурок.

И спрос на них был огромен. И таковым оставался, поскольку добывать шкурки могли только охотники.

Дриады были пугливыми, хотя и несколько медлительными созданиями, жившими в самых непроходимых лесных чащобах, там, где в буквальном смысле не ступала нога человека. Ни разу не было зафиксировано случая обнаружения дриады ближе, чем в сотне километров от любого людского поселения. Даже к избушкам охотников они никогда не подходили слишком близко, а уж любая техника пугала их просто до паники.

Их пробовали разводить искусственно, в питомниках, но затея была обречена на провал - пойманные и доставленные в вольеры дриады тихо умирали через несколько дней, и никто не знал причину этого.

А планета требовала средств - техника, современные компьютеры, кое-какие медикаменты - все это было дорого, но, в самом крайнем случае, люди обошлись бы наличными ресурсами. Но вот топливо...

На Лорне не было радиоактивных элементов, по крайней мере в объемах, пригодных для хоть какой-то добычи. Да и будь они - колонистам не под силу было построить фабрику для изготовления современного топлива, которая сама по себе была размером с небольшую планету. И топливо приходилось закупать и недешево, если учесть расстояние. Без топлива колония умерла бы, вернулась бы к дикости, растеряв те знания, которыми обладала. Люди давно уже поняли, что солнечные батареи, гидростанции, геотермальные энергоблоки и, тем более, банальное сжигание природного топлива не дадут того объема энергии, которое было необходимо им для развития.

Охотники взялись за дело, и поток драгоценных шкурок из тоненькой струйки превратился в бурный водопад. Те, кто стоял у руля компании "Дриада" в те, первые годы, теперь входили в десятку богатейших людей Земли.

Сид скорее почувствовал, чем увидел движение слева от себя, и выстрелил с разворота, не целясь - и знал, что попадет. Почти сорок лет, проведенные в лесу, научили его многому - и неутомимости, и мгновенной реакции, и способности самой кожей ощущать окружающий мир.

Тончайший луч, вырвавшийся из рябого от частого пользования ствола старенького, но все еще надежного оружия, попал дриаде в лапу. Этого было достаточно - луч убивал мгновенно независимо от того, какое место он задевал: и все же Сид нахмурился - с его, профессиональной, точки зрения это был почти промах. И неважно, что луч не оставлял на шкурке ни малейшего следа, и никто в городе не смог бы ехидно посмеиваясь, заявить: "Стареешь, приятель, реакция-то, поди, не та уже?" - важно лишь то, что он сам будет помнить о выстреле... как и о том, что таких "почти промахов" в последние годы становится все больше и больше.

Сид быстро освежевал тушку дриады - небольшого создания, ростом ему лишь по пояс - стараясь, чтобы зеленая кровь не попала на мех, а затем повесил шкурку на дерево, чтобы не добрались местные любители полакомиться на дар-мовщинку, прицепил к ней крошечный маячок, и, вскинув оружие на плечо, зашагал прямо в лесную чащу. Теперь он спокойно мог пройти не менее трех-четырех километров, пока снова не появится шанс обнаружить дриаду. Прошли те времена, когда их в этих лесах было видимо-невидимо, теперь намаешься, пока добудешь достаточно шкур, чтобы не стыдно было об этом вскользь помянуть в баре, где собираются охотники, создатели благосостояния Лорны.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора