Море призраков (Миры Подземья - 3)

Тема

Мур Роджер Море призраков (Миры Подземья - 3)

Роджер Е. Мур

Миры Подземья - 3

МОРЕ ПРИЗРАКОВ

Катастрофа, случившаяся вечером, прошла незамеченной для всех обитателей Восточного Шаара, услышавших только дребезжание посуды на деревянных полках или заметивших беспокойство лошадей у коновязи. Охотник опустил лук и прислушался к гулу, спугнувшему его добычу. Волшебница в каменной башне нахмурилась, отвлеченная от старинного тома дрожью, заставившей танцевать пламя свечей в комнате. Старый пастух, сидевший на скале сложив ноги крест-накрест, оторвался от флейты, которую он только что вырезал, удивленный отдаленным громом в пустом алеющем небе. Солнце опускалось за горизонт.

Часом позже все забыли о происшедшем.

Далеко под спокойными равнинами Восточного Шаара, невидимый восходящей луне, лежал бескрайний лабиринт коридоров и пыльных залов. Подземная река текла сквозь этот удивительный край, по прорезанному сквозь тысячи миль холодной скалы руслу. Дварфы, столетиями наносившие на карту ее сумрачные изгибы и повороты, постепенно опускающиеся сквозь слои камня к неведомой цели, называли ее Раурог.

Осторожные дварфы медленно исследовали течение реки, обнаруживали водовороты, низкие потолки, быстрины, хищных изумрудных слизней и других невообразимых тварей, приветствовавших разнообразие в их диете из слепой полупрозрачной рыбы. Глупые дварфы отправлялись в путь на тяжелых плотах, с магическими огнями вдоль бортов, стремясь побыстрее вырвать у реки ее секреты. Четверо из пяти осторожных дварфов возвращались домой со своими отчетами; лишь один из трех глупых дварфов мог поступить так же. Осторожные дварфы рисовали надежные карты. Глупые дварфы давали жизнь легендам.

Именно глупый дварф, усталый и вымокший, возвратившись накануне, принес вести о Провале, которым заканчивался Раурог, забравшей восьмерых его спутников и их плот. Наверняка она уже забрала множество плотов и до него. Другие дварфы вскоре пробили проход из недалекой пещеры к Провалу, где они смогли отложить свои инструменты и насладится зрелищем. Длинный тоннель, созданный Раурогом переходил в титанический купол, окрашенный разнообразными оттенками розового цвета. Тысячи длинных сталактитов свисали с купола как алмазные люстры в императорском дворце. Древний обрыв, больше двух сотен футов в ширину, уходил в никуда. Ни звука не поднималось из черных глубин, чтобы указать, что падающая вода нашла его дно.

Завидев уступ, ведущий в пропасть, глупый дварф вскоре осторожно полз на четвереньках, волоча за собой короткий посох на который было наложено заклинание свечения. Сперва посмотрев вверх, он заметил, что между сверкающими формациями на потолке пролегала плотная сеть узких трещин, чем-то похожая на грубую паутину. Большинство трещин заполняли минеральные образования, но причина все равно была очевидна. Купол пещеры начинал отделятся от скалы над ним.

Дварф быстро оценил, что лишь через столетия тяготение завершит здесь свою работу, и больше не беспокоился об этом.

Затем он наклонился над обрывом, вытянув светящуюся палку, и вгляделся вниз, в бездну. Любопытство преодолело рассудительность, он бросил вниз зачарованный посох и наблюдал за его падением, пока он не стал бледным мерцанием, наконец угасшим. Он потерял счет времени, дожидаясь окончания падения; глубина в которую он всматривался была неимоверна. Дварф вернулся к своим спутникам, и они решили что стоит покинуть это место побыстрее, на случай если вторгнувшийся на такую глубину свет побудит какое-либо малоприятное создание в пропасти подняться наверх и отыскать его источник. Все прошло благополучно, и их это только радовало, но легенда о Провале распространялась и околдовывала многих услышавших ее дварфов.

Очень скоро сотни дварфов покинули перенаселенные пещеры Сверкающих Глубин, несогласные с местными налогами, и высекли себе новые дома недалеко от гигантского купола. Грубые сети раскинутые в реке ловили слепую рыбу и моллюсков в пищу. Отходы и мусор сбрасывались в боковые проходы, где культивировались грибы, съедобные и используемые для приготовления зелий. Золотистые магические огни наполняли колонию Зала Раурога, как вскоре стали называть деревню, но все источники света аккуратно прикрывали от обрыва, чтобы не потревожить неизвестных обитателей бездны. Окружающие скалы были надежны, с местными хищниками вскоре расправились, а добыча в реке была бесконечна. Семнадцать лет и еще сто и двадцать дней жизнь была хороша.

* * * * *

Дерро ждал Викара на уговоренном месте, тихонько поигрывая длинным ножом среди голубого сияния грибов.

Викар замер, не шевеля ни единым мускулом, как только, войдя в залитую голубым светом пещеру, увидел дерро. Сгорбленный гном напряг все чувства, осторожно проверяя окрестности, ища, не привел ли неразумно Геппо с собой приятелей, прячущихся в укрытиях этого сада светящихся грибов, но не обнаружил ничего подозрительного. Тем не менее, он держал руки свободными, в любой момент готовый выхватить из одежды, пояса или обуви требуемое оружие.

Геппо тоже заметил глубинного гнома, но не казался встревоженным. Сосредоточено склонившись над своим ножом, он покосился на пришельца сквозь густые бледные брови. По тонким губам расползлась улыбка. С кожей белой и грязной как шляпка гриба, Геппо во сне мог запросто сойти за труп истинного дварфа. В больших, млечного цвета глазах виднелись черные точки зрачков, маленькие отверстия во влажных белых камнях. Исхудалое лицо обрамляли длинные спутанные волосы грязно-желтого оттенка. Неухоженная борода и усы скрывали впалые щеки и узкую нижнюю челюсть.

Даже при том, что Геппо был на голову выше трехфутового гнома, он выглядел куда слабее его. Дерро не успел нарастить себе достаточно плоти после долгого сурового времени, проведенного в рабстве у дроу. Не считая новой одежды и нескольких, явно подобранных или сворованных инструментов и оружия, он казался точь-в-точь таким же, как был во времена их с Викаром плена. Слабый голубоватый свет, исходящий от грибов добавлял дерро ауру призрачности, словно он только-только покинул собственную могилу.

Геппо носил неяркую, грязную тунику из грубой ткани, под которой вырисовывалось какое-то еще более темное одеяние. Викар решил, что он носит доспехи из кожи или шкур. Изящный черный пояс со множеством маленьких кармашков и сумочек тонко обтягивал его тощую фигуру. Похоже было на вещь дроу, но едва ли дерро подобрал ее с тел одного из их прежних хозяев. Подземье хранило останки множества разрушенных планов и мечтаний, здесь можно было найти все что угодно, если только знать, где смотреть.

Наконец Геппо отвел взгляд. Он вновь провел острием своего длинного ножа по пересеченной шрамом ладони правой руки. "Опоздал", проворчал он голосом грубым как обломок скалы.

Викар видел рукоять оружия, лежащего в пределах досягаемости левой руки Геппо, почти скрытого за неровным краем гриба. Сгорбленный гном шагнул ближе, двигаясь медленно и спокойно. Вроде бы арбалет, маленький двухзарядный вариант который предпочитают дроу - удачная находка. В десяти футах от Геппо Викар присел, упершись локтями в бедра и покачивая руками. "Дом далеко", ответил он.

Геппо коротко фыркнул, будто распознав ложь. Подняв клинок, он смерил взглядом блестящее лезвие, затем осторожно вернул его в грубые ножны на поясе. Затем его тонкие руки улеглись на колени, свесив ладони. Бросив взгляд мимо Викара он кивнул. "Один", одобрительно проскрипел он.

"Один", согласился Викар. Он не обнаружил ни тепла кроме как от Геппо, ни звука кроме дыхания Геппо, не почувствовал ничего кроме землистого аромата светящихся грибов и кислого запаха немытого тела, исходившего от дерро. Они что, никогда не моются? Хищники Подземья должны с легкостью отыскивать их; не удивительно что дерро так склонны к паранойе.

Геппо кивнул, и вроде бы расслабился. Потянувшись он осторожно отломил краешек от близлежащего гриба. Взяв губами светящийся кусочек он стал жевать.

Викар заметил почерневшие зубы сквозь лес грязных усов. Гном сглотнул, скрывая отвращение. Он никогда не касался светящихся грибов, тем более не ел их: многие разновидности были ядовиты. Геппо же ел с удовольствием грибы любого сорта. Дроу ему ничего больше не давали.

Викар не стал заострять эту тему. Медленно дыша он оглядел дерро. "Я был удивлен увидев здесь тебя", сказал он наконец. "Я не знал, сможешь ли ты далеко уйти после..."

Дерро улыбнулся с видом испорченного ребенка, которого распирает гордость. "Удивлен ты, удивлен Геппо", сказал он. "Ты бежишь много, идешь много? Ты силен, а Геппо... ммм, нет. Не силен". Он вытянул тонкие руки и повернул их, покачивая головой и нерадостно хмурясь. "Не силен, а? Очень болен, очень". Руки его упали, он пожал плечами, затем наклонился вперед, уставясь в холодные серые глаза Викара с ухмылкой на изможденном лице. "Да", прошептал он, сузив белые глаза. "Геппо очень болен, но" - его голос упал еще ниже, будто сообщая маленький секрет. "Эти смеющиеся - они больны еще сильней теперь, а?"

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора