Тихие шаги РОКа (2 стр.)

Шрифт
Фон

***

В Ивантеево Александр задержался не на два дня, а на полную неделю — слава богу, что хоть на свадьбу своей двоюродной сестры опоздал (как и застать в поместье новобрачных) и отделался лёгким испугом и заранее заготовленным подарком. А вот с Татьяной Львовной такой номер не прокатил, пришлось выдержать настоящий допрос и использовать без остатка всю силу убеждения — раз за разом доказывая ей, что в отставку он подал не из за плохого здоровья или какой-нибудь дурной истории. Опасения тётки развеялись только после того, как князь заявил ей: он полон решимости выкупить своё родовое гнездо и привести его в полнейший порядок.

— Вот и молодец. Перво-наперво стряпчий хороший нужен — но уж это я беру на себя, у Белозовых должны быть знакомые. А кредит где будешь брать?

— Какой кредит, да и зачем он мне? Тётя, я же вам рассказывал о моём производстве?

— Сашенька! На выкуп поместья денег у тебя может и хватит — а имение вновь отстроить да обставить, хозяйство наладить, челядь какую-никакую завести? Поверь своей старой тётушке: денег, сколько бы их не было — всегда не хватает. Всегда! Тем более ты молод и неженат. А заводик твой, как мне помнится, только-только прибыль стал приносить. Так что даже и не спорь со своей старой… ой, совсем забыла — нас сегодня на званый ужин ждут!

Переложив все заботы и хлопоты о покупке Агренево на хрупкие плечи своей тётушки (вернее это она переложила их на себя, мотивируя тем что её племянник слишком неопытен в такого рода делах и плохо разбирается в людях, да и излишне доверчив, и вообще, он что — не доверяет своей любимой тётке?!), Александр попытался познакомиться поближе со своими будущими владениями и составить, так сказать, общее впечатление о перспективах их использования. Ключевое слово — попытался. Гости, а вернее — гостьи, в поместье Татьяны Львовны прибывали с такой завидной регулярностью, что все его надежды на "просто погостить" и "походить по осеннему лесу" потерпели крах. Особенно его раздражало то обстоятельство, что он должен был участвовать в приёме каждого, кто бы не заявился с визитом в Ивантеево. Сидеть на веранде вместе со всеми, пить чай с вареньем и выпечкой, вести ни к чему не обязывающие разговоры о всякой чепухе с самым серьезным выражением на лице, делать разнообразные комплименты, провожать и при этом старательно НЕ понимать разнообразные по содержанию и одинаковые по смыслу намёки. В общем — на седьмой день будущий помещик самым позорнейшим образом сбежал, от нежно-возвышенных, мило-утончённых девиц и их излишне активных мамаш. Потому как сильно опасался что не выдержит, и начнёт посылать всех открытым текстом, а тётушку расстраивать не хотелось…


***

Непонятно по какой причине, но последние пятнадцать-двадцать верст до Сестрорецка поезд не ехал а скорее крался. Несмотря на это и к удивлению Александра, прибыл он точно вовремя, в час пополудни. Отмахнувшись от подскочившего к нему носильщика, он вышел на перрон и задумался.

"Что-то я не помню, как там обстоят дела с моим жилищем: можно уже вселяться или там из мебели только один рукомойник? Конечно, Валентин Иванович не откажет в гостеприимстве… но все же проще и быстрее будет переночевать сегодня в гостинице"

Быстро покончив со всеми формальностями, князь оставил свой немногочисленный багаж (даже, можно сказать — очень немногочисленный и состоявший из одного-единственного "счастливого" чемоданчика крокодиловой кожи) в номере и, в порядке эксперимента, решил добраться до фабрики своим ходом — тело отчётливо просило движения… а ещё лучше, хорошей тренировочной нагрузки. Прогулочным шагом пересекая не сильно большой городок, и обдумывая попутно на ходу — чем ему заняться в первую очередь, Александр рассеяно поглядывал по сторонам… и не сразу поймал себя на том, что совершенно неприличным образом пялится на идущую впереди него парочку… и ладно бы на девицу: она была уже вполне взрослой и даже фигуристой, лет этак примерно шестнадцати. Так нет же — он рассматривал её кавалера, который выглядел (и был) угловатым подростком, года на три помладше своей спутницы.

"Ну точно, один в один — спецовка моих мастеровых. Только оттенок немного другой и по фигуре подогнано… хмм, а ну-ка прибавим шагу?"

— Тебе хорошо, а нас опять оставят!

— Чё, опять? Он, поди, и не приедет вовсе, а вы там уже какой день всё готовитеся, да тряпками машете… ну, тогда мамке скажешь, что я на речку с ребятами, да?

"Да это же брат с сестрой… причем, похоже что они вместе учатся, в фабричной школе"

Бросив напоследок ещё один взгляд на униформу *школьника*, Александр от удивления споткнулся, а потом опять прибавил шаг и вежливо кашлянул.

— Ой!

— Прошу прощения, сударыня. Мм… сударь, могу ли я осведомиться — где можно пошить такой… костюм?

Пока девица моргала своими красивыми глазками (не каждый же день подходят и называют сударыней, словно барышню из благородных…) и пыталась сообразить, что от них хочет этот важный, явно небедный и… симпатичный господин, её спутник честно признался.

— Эт мне матушка сделала, она у меня швея — а что?

— Да вот, понравился… покрой. Кхм. Меня Александр зовут, а вас как?

Паренёк открыл было рот… но сказать ничего не успел, его сестра наконец-то пришла в себя и тут же вклинилась в переговорный процесс.

— Маша! А брат Силантием будет.

— Рад нашему знакомству… так как я могу увидеть вашу матушку?

Родственники дружно переглянулись… и почти одновременно сказали друг другу:

— Я провожу!

Судя по результатам, хоть и короткого но очень энергичного спора, в семье у них царила самая что ни на есть оголтелая бабовщина. Потому что решающий аргумент прозвучал так:

— Тебя мама заругает!

В результате паренёк отправился прежним курсом, а Машенька немного торопливо повела князя за собой, то и дело покрываясь легким румянцем и стараясь не сильно откровенно его разглядывать. Идти пришлось недолго и уже через десять минут они подошли к небольшому, но очень ухоженному дому: во всём чувствовалась хозяйская рука, от одинаково-ровного заборчика и свежей побелки стен до любовно-ухоженного палисадника с ровными рядками грядок.

— Чего изволите, господин хороший?

— Кхм. Ваш сын сказал, что костюм ему вы шили сами — а ткань такую где взяли?

Насторожившаяся было, женщина слегка расслабилась и шикнула на дочку, попытавшуюся задержаться рядом с ними и немного "погреть уши".

— Опаздываш! А зачем это вам, господин… хороший?

— Меня Александр Яковлевич зовут, а вас?

— Зина. Зинаида Меркуловна буду.

— Так вот. Если есть ещё такая ткань, так я бы купил?

— Хм. Ну, положим это я сама сделала… а сколько вам надо-то?

— А сколько есть, столько и возьму.

Через пару минут Александр мял и гладил маленький рулончик серовато-коричневатой материи, одновременно пытаясь найти отличия — от той *джинсы*, что он помнил.

"Цвет другой… погрубее немного… и явно прочнее. Как это я удачно зашёл!"

— А ещё мягче можно сделать?

— Так чего сложного-то? Берёшь да делаешь. Я скольки надо, стольки и спроворю… ежели в цене сойдёмся?

— Сойдёмся! А технологию изготовления не продадите?

Александр увидел откровенное недоумение в глазах своей собеседницы, запнулся и стал говорить попроще.

— Понравилась мне ваша ткань, очень. Захотелось самому такую выделывать — у меня небольшое… небольшая мануфактурка скоро будет. Вы моим мастерицам покажете да растолкуете подробно, что и как делаете, а я вам заплачу за труды. Сколько скажете, столько и заплачу. Как?

Женщина раздумывала недолго: оглядев князя с ног до головы так, будто видела его в первый раз, тряхнула головой и довольная согласилась.

— Чего ж не растолковать, коли просют. А вот скажем… ежели я двести рублёв попрошу?

Князь молча достал портмоне и вложил в руку оторопевшей женщины пять радужных ассигнаций, заставив её на автомате перекреститься от вида ТАКИХ деньжищ.

— Что-то мало вы свой труд цените, Зинаида Меркуловна. Когда выделка пойдет — вам ещё столько же будет. Договорились?

— А… это… коли не выйдет ничего, тогда что — денежки взад, да?

— Тогда… это будет платой за беспокойство. Так мы договорились?

— Договорились! Куда придтить?

— В заводоуправление фабрики — знаете где? В час пополудни, или немного попозже — как вам удобнее будет. Назовётесь охране — вас ко мне и проводят.

Судя по легкой задумчивости на лице Зинаиды Меркуловны, она начала спешно вспоминать имена всего фабричного начальства — но, видимо, до правильных выводов так и не додумалась.

— Непременно, Александр Яковлевич, как есть буду… всего хорошего вам!

Неуловимо быстро спрятав ассигнации куда-то под передник, хозяйка проводила своего гостя (практически благодетеля) до калитки, подозрительно поглядела по сторонам, ещё раз попрощалась и тут же бодрым шагом заспешила в дом.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке