Средневековая империя израэлитов (2 стр.)

Шрифт
Фон

Римско-католическая церковь, озабоченная сохранением своего политического влияния, приняла в процессе создания наукообразной “всемирной светской” истории самое активное участие, в частности, в лице монаха-иезуита Д. Петавиуса.

Важным поворотным моментом стало и само принятие в Европе современного летоисчисления решением Тридентского Собора 1563 г. Только на соборе было признано, что на дворе именно 1563 г. от Р. Х. Все источники, противоречившие этому, было приказано сжечь. В это же время объявилась и “Книга Пап”, зарегистрировавшая якобы непрерывную смену Римских Пап с IV по IX век (до Папы Николая I).

Современную историческую традицию создал и бизнес. С середины XV века, стараниями, прежде всего, флорентийских банкиров Медичи, история стала предметом весьма выгодной торговли — начиная со “священных реликвий” и кончая “древними рукописями”. Ярчайший пример — “Грамота Константинова Дара”, подложность которой доказал Л. Валла как раз в середине XV века.

В это время происходит важное цивилизационное событие — появление книгопечатания, стимулированное неудовлетворенным рыночным спросом на книги. Ну, а там, где спрос, там и предложения. Изобилие только что обнаруженных “древних” рукописей и хроник становится широчайшим..

Как правило, они обрываются “где-то в древности”. Типичный пример — летопись Саксонского Грамматика, обрывающаяся в 1185 г. и обнаруженная в 1514 г. Эта летопись и была положена в основание истории скандинавских стран. Аналогичную, но уже "древнепольскую" историю, простирающуюся до 1113 г., написал некий Галл Аноним, а обнаружена она в том же XVI веке.

“История нужна правителю такой, какой она позволяет ему наиболее эффективно управлять своим народом”-еще один тезис основоположника политологии Никколо Маккиавелли, определяющий и сегодня отношение власти к истории.

До сих пор очень редки исследования, свободные от политических симпатий и антипатий и желания во что бы то ни стало выпятить в положительном смысле роль и значение народа, к которому причисляют себя исследователи. К примеру, блестящий русский математик и историк-ревизионист А. Фоменко, чьими наработками, с его согласия, мы пользуемся в этой книге, привязывает все развитие цивилизации к славянским корням, тюркский писатель М. Агаджи — к тюркским. Таким же путем шли западные историки Отто Ран, Гвидо фон Лист и многие другие.

Авторы книги полагают такой подход ошибочным. Они стоят на той позиции, что еще совсем недавно, несколько веков назад, люди не считали себя ни турками, ни русскими, ни евреями, ни французами, ни кем-нибудь еще в нынешнем значении этих определений. Существовал период, когда они не делились и по вероисповеданию, поскольку, будучи подданными одной империи, исповедовали одну и ту же религию — единобожие. Прото-иудаизм стал исходной позицией для создания мировых религий — главной движущей силы в духовной жизни человечества на века вперед.

Об империи и ее идеологии и рассказывает эта книга, опираясь на свидетельства прошлого и те реконструкции, которые предлагают сегодня критики традиционной историографии.

ЗАГАДОЧНАЯ РАСПРОСТРАНЕННОСТЬ ИУДАИЗМА

Понятие «империя» (лат. imperium — власть) в современной исторической науке обозначает название крупных монархических государств разных эпох. Оно соотносится с Персией и Римом, Византией и Россией, Британией и Испанией, с различными династиями европейских, индийских, южноамериканских и китайских монархов.

Никогда и нигде это понятие не использовалось для обозначения какого-либо государственного образования иудейского толка: истории неизвестны факты, когда бы небольшие семитские племена, жившие на стыке Африки и Азии, создавали свою империю. Другими словами, покоряли бы соседние и дальние страны, силой оружия утверждая свою власть и могущество и облагая побежденных данью.

Во всех имеющихся исторических источниках утверждается, что иудеи постоянно были гонимыми, что они практически непрерывно на протяжении тысячелетий попадали из одного плена в другой, из одного рабства в другое, всегда были у кого-либо в подчинении. При этом, однако, они загадочным образом сохраняли свою национальную неповторимость, часто, вопреки собственному практицизму, были верны вере отцов и в любой стране добивались разительных успехов в экономике, политике и культуре.

Загадочное и единственное в своем роде явление для гонимых и преследуемых. Вообще-то угнетаемых народов было предостаточно, но никто из них не расселялся на огромных территориях — от Испании до Индии, от Италии до Швеции. Кроме иудеев.

При этом поражает, что явление такого масштаба — появление в той или иной стране огромных групп иудеев — не отражено в каких-либо достоверных источниках. То есть описаний гонений и погромов вполне хватает, а вот факты насильственного или добровольного прихода больших масс инородцев в какую-либо страну нигде не зафиксированы. Не существует ни одного письменного описания, кроме легендарного похода Моисея.

Как же объясняют историки широкое распространение иудеев среди других народов? По-всякому. Одни говорят, что это связано с проповеднической деятельностью их священнослужителей. Такого мнения придерживаются те, кто чрезвычайно слабо знаком с иудаизмом, религией замкнутой и не имеющей проповеднической традиции.

Другие придерживаются гипотезы о торговом характере распространения иудеев. Они всегда были превосходными торговцами, проникали со своими товарами куда угодно, оседали в разных странах и создавали свои общины. Эта гипотеза также не выдерживает критического анализа. Дело в том, что торговля в средневековье, и тем более в ранние века, связана прежде всего с мореплаванием, а вот источники почему-то молчат об отважных еврейских капитанах. Их нет.

Изучая иудейскую профессиональную специфику в средневековой Европе, обнаруживаешь, в первую очередь, не торговый, а финансовый характер их деятельности. Иудеи — ростовщики, банкиры, оптовики. Как такая специализация могла способствовать уникальному феномену еврейской распространенности? Ответов нет.

Любой рассказ об истории той или иной иудейской общины сегодня начинают со слов «согласно легенде», «считается, что» или «есть версия, что». То есть налицо полное отсутствие достоверного факта прихода евреев. И это, по нашему мнению, противоестественно. Чужаков-иностранцев и сегодня нигде не приветствуют, рассматривая как конкурентов на рынке труда, а во времена, когда люди постоянно страдали и умирали от голода, абсорбция значительного по численности пришлого населения не должна была пройти незамеченной.

Тем не менее среднеазиатские мусульмане, немцы, шведы и все остальные, как сговорившись, молчат о приходе евреев в их страны.

Ряд иудейских общин также не считает, что они откуда-то пришли. Взять, к примеру, многочисленную бухарско-еврейскую общину в Средней Азии. В ее истории нет прямых или косвенных свидетельств «прихода» или «привода» иудеев в этот жаркий и засушливый край. Наоборот, здешние евреи заявляют, что жили в Средней Азии всегда, или, во всяком случае, появились там не позже других народов, исповедующих иные религии. Их заявления подкрепляются полным генетическим, языковым и культурным единством бухарских евреев с их соседями. Они отличаются только верой.

Генетическое единство иудейского населения с коренным населением той или иной страны также не вызывает сомнений. Невозможно генетически отличить эфиопского еврея от эфиопа, бухарского еврея от таджика, шведского еврея от шведа и так далее. Можно предположить, что иудеи активно сочетались брачными узами с местным населением и в результате приобрели схожие с ним черты. Но, во-первых, еврейские общины весьма консервативны в этом вопросе, а во-вторых, многие отличительные признаки семитского происхождения, по законам генетики, должны сохраняться на протяжении 20 поколений. А это не наблюдается.

Рассмотрим некоторые результаты, на основании которых антропологи отрицают наличие еврейской расы. В брошюре "Расовый вопрос в современной науке” (ЮНЕСКО) профессор Хуан Комес приходит к такому выводу:

"Вопреки общепринятому мнению, евреи в расовом плане гетерогенны; тот факт, что они постоянно мигрировали и вступали в контакты — добровольно или еще каким-то образом — с другими народами и нациями, привел к такому смешению кровей, что так называемый народ Израиля продуцирует черты, типичные для каждого народа. Сравните коренастого, тяжеловесного еврея из Роттердама с его единоверцем, скажем, из Салоник, с сияющими глазами на бледном лице, худощавым, физически выносливым… Мы можем утверждать, что евреи в целом обладают такими морфологическими разновидностями, какие можно обнаружить между двумя или более расами".

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке