Аз и Ферт (2 стр.)

Шрифт
Фон

ЛЮБУШКА. Да, папенька, только бы вы захотели.

МОРДАШОВ. Не ваше дело! Решительно не ваше дело!.. Оставьте уж это на мое попечение… Я вам уж сделаю сюрприз… Подите-ка распорядитесь, чтоб у нас был сегодня порядочный обед… то есть этакой настоящий обед.

МАРФА СЕМЕНОВНА. Это еще для чего?

МОРДАШОВ. Ни слова, ни полслова!.. Слушайте, что вам говорят… Ну, марш! (Выпроваживает их в дверь налево.)

Явление III

МОРДАШОВ (один, ходя по комнате и размышляя). Александр Фролов! Аз и ферт! Этого бы только мне и нужно… Прозевал! Нечего делать, прозевал. А жаль! Очень жаль. Необычайно жаль!.. Надо опять искать моих вензелей… А все этот Алексей Фурсиков втянул меня в хлопоты… Представьте только себе. Был у меня приятель… Человек богатый, то есть положительным образом богатый… и холостой… На вид решительно холостой… Ударили мы с ним по рукам… сговорил я за него Любу. Ну наирешительно сговорил… Жена и дочь у меня было я руками и ногами, да ведь у меня расправа коротка: молчать! (Грозя пальцем.) Молчать, ни слова. Я так хочу! И все пошло как по маслу. Ну, совершенно как по маслу. Угораздило же меня пустить ему пыль в глаза… Ну, знаете, этак из самолюбия и ему и всем захотелось пустить пыль в глаза… Постой же, думаю, пусть дивятся! Дочь одна, так дам же ей приданое… Вот какое дам приданое. У меня ведь, знаете, прикоплено кой-что… Я ведь себе на уме… Был случай, хороший случай… не упустил, понакопил-таки… наиположительным образом понакопил. Я ведь только представлялся таким… Право, только что представлялся… а ведь я себе на уме. Вот я и давай делать белье из голландского полотна. Из настоящего голландского!.. Давай покупать фарфоровую да фаянсовую посуду. Да ведь все английскую посуду!.. Давай заказывать серебро, и ведь этакое, знаете, серебро а-ля-рококо… И ложки, и вилки, и ножи, и чайники, и молочники… Ну, словом, всего двадцать три фунта выделал, с лишком двадцать три фунта а-ля-рококо восемьдесят четвертой пробы… Но это бы все еще ничего… а пыль-то я хотел пустить в глаза вот чем…. На всем на том велел я вышить и вырезать вензеля: «Аз и Ферт», то есть, Алексей Фурсиков. У всех, мол, больших господ делают вензеля, так и у нас будет сделано… И сделал, право, сделал. А он, жених-то мой, Алешка-то Фурсиков, почти перед самым днем свадьбы приходит и чуть не воет… Просто чуть наинижайшим образом не воет. Виноват, говорит, что хочешь делай, говорит, не могу жениться на твоей дочке, говорит. Я так и обомлел… Что ты шутишь, что ли, говорю?.. Нет, говорит, не шучу… На меня, говорит, хочет подать просьбу экономка. Ну, понимаете, экономка… ребята… Что было делать? Разругал его, выгнал вон. Наипозорнейшим образом выгнал вон, а приданое вот и осталось на шее с вензелями. Что ж ему пропадать, что ли? Продавать за бесценок, что ли? Стирать с серебра, что ли, вензеля?.. Нет, я не так глуп. Я давай искать жениха Любе с таким именем и фамилией, чтоб подходил под мои вензеля… Ведь умно? Правда, ведь очень умно?.. Недавно представился было мне случай, неичуднейший случай, да прозевал. Пошел я прогуляться в Екатерингоф…. Сел на скамеечку у озерка… Вижу, сидит подле меня этакой франтик и курит сигарку… Я и вступил в разговор… Досадно, говорю, не взял сигарок… а чудно бы здесь покурить на вольном воздухе… Да не угодно ли, говорит, и подал мне сигарку. Подал самую настоящую сигарку… Знаете, это было мне так приятно… Ну, понимаете, вежливость! Такая деликатная вежливость… Я и спрашиваю: позвольте узнать имя, отчество и фамилию… Что ж бы вы думали, он мне сказал?.. Антон Николаевич Фадеев. Меня как обухом по голове, то есть наиположительным образом как обухом. Да ведь ни с чего другого, а от радости. Аз и ферт. Просто в глазах потемнело, решительно потемнело… Стой, говорю, тебя-то мне и надо. Глядь, а уж его и след простыл! Бежит за какими-то сорванцами… Я за ним, он от меня, только и видел. Сколько ни искал, часа четыре искал… не нашел… нигде не нашел. Сколько потом о нем ни узнавал, ничего не узнал, решительно ничего не узнал…. Так уж было досадно, что и сказать нельзя!.. А ведь какой жених-то был! Какой наипревосходный жених! Антон Фадеев! Ну, словом, мой вензель, ну совершенно мой вензель… Несчастие, наижесточайшее несчастие! Однако ж, сегодня у меня есть надежда на одного человека… Я жду его с часу на час… Признаться, стоило мне денег… Стоило порядочных денег заманить его сюда!


Слышен звонок.


Звонят… Не он ли? Ах, как сердце замерло… Фу, как замерло! Идут. (Увидя входящего Фиша.) Так и есть!.. Незнакомый мужчина! Решительно незнакомый.

Явление IV

Мордашов, Фиш. Фиш одет весьма неважно.


ФИШ. Извините-с…

МОРДАШОВ. Что вам угодно?

ФИШ. Не с Иваном ли Андреичем имею-с честь говорить?

МОРДАШОВ. С ним. А вам что от меня нужно?

ФИШ. Одной минуты-с терпения-с…

Мордашов (в сторону). Кажется, глуп! Очень глуп!

ФИШ. Я имею-с к вам дело-с, очень важное-с дело-с…

МОРДАШОВ (в сторону). И физиономия глупая… Наиположительным образом глупая! (Вслух.) Какое же дело?

ФИШ. Я узнал-с, что вы изволили перекупить-с вексель-с.

Мордашов (со вниманием). Что? Что?

ФИШ. Вексель-с в полтораста рублей серебром, которому сегодня срок-с…

МОРДАШОВ. Так, стало быть, вы?..

ФИШ. Точно так-с! Эти деньги занял я-с… И вексель дан мною-с.

МОРДАШОВ. Так, стало быть, вы…

ФИШ. Август Карлыч Фиш.

Мордашов (в сторону). Август Фиш! Аз и ферт! Теперь ты не уйдешь от меня. (Замыкает среднюю дверь.)

Фиш (в сторону, робко). Замыкает дверь! Уж не хочет ли он принять какие-нибудь насильственные меры?

МОРДАШОВ. Садись, Август.

ФИШ. Покорнейше-с благодарю-с… (В сторону.) Что это у него так и вертятся глаза!.. Меня начинает пробирать лихорадка… (Вслух.) Покорнейше благодарю-с

МОРДАШОВ. Садись же!.. (Сажает его насильно на стул.) Садись, говорят!


Оба садятся.


Фиш (в сторону). Какой странный характер! (Вслух.) Вам, быть может, неизвестно-с, что меня вынудило сделать-с этот долг-с?.. (В сторону.) Надо его как-нибудь разжалобить.

МОРДАШОВ. Ведь ты, кажется, купец?.. Кажется, вильмандстрандский купец?

ФИШ. Точно так-с… имею-с сигарочный И папиросный магазин-с.

МОРДАШОВ. Ну, так, стало, занял на какую-нибудь спекуляцию?.. То есть, на этакую какую-нибудь спекуляцию, то есть аферу?

ФИШ. Именно-с… вы изволили угадать-с… Для заведения сигарочной и папиросной фабрики-с… Да, к несчастию-с, мне попался-с такой компанион-с…

МОРДАШОВ. Который тебя надул? Наичистейшим, образом надул?

ФИШ. Да-с, именно надул-с!

МОРДАШОВ.

ФИШ. Ах, как можно-с!

МОРДАШОВ. Ну, разумеется… а все-таки жаль мне тебя, братец, наичувствительно жаль.

ФИШ (в сторону). По всему видно, что человек не церемонный и предобрый… а странный характер. (Вслух.) Между тем-с вот наступил срок векселю-с… Итак как я узнал-с, что вексель-с мой у вас…

МОРДАШОВ. У меня! Вернейшим образом у меня… И вот уж последний месяц прошел… Не так ли, ведь последний месяц, Андрей Карлыч?

ФИШ. Август-с.

МОРДАШОВ. Какой август… у нас теперь май!

ФИШ. Нет-с… я говорю, что меня зовут-с Августом-с….

МОРДАШОВ. Ну, Андрей ли, Август ли — все равно: тот же аз… Ну, а ты не можешь мне заплатить, то есть самым наирешительным образом не можешь?

ФИШ. Ах, никак не могу-с!.. Обстоятельства-с… компанион-с… торговля-с… столько папиросных фабрик-с…

МОРДАШОВ. Вздор! Все чистейший вздор.

ФИШ. Нет-с, клянусь честью-с… не вздор-с… я говорю истинную правду-с.

МОРДАШОВ. Не в том дело… Я говорю, что полтораста-то серебром вздор… дрянь! Наичистейшая дрянь… Отвечай-ка мне, брат Андрей…

ФИШ. Август-с…

МОРДАШОВ. Да, бишь, Август… Ты из немцев, что ли?

ФИШ. Папенька был немец-с, а маменька русская-с,

МОРДАШОВ. А фамилия твоя Фиш? То есть положительным образом Фиш?

ФИШ. Фиш.

МОРДАШОВ (в сторону). Аз и ферт! Вот они… в руках. (Вслух.) Скажи-ка, женат ты или нет?

ФИШ (в сторону). Разжалоблю уж его вконец… Кажется, он такой чувствительный… (Вздыхая.) Ах!..

МОРДАШОВ. Что ты вздыхаешь? Отчего так вздыхаешь?

ФИШ (жалобно). Иван Андреич-с, сжальтесь над несчастною женою-с.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Тень
3.7К 15