Апокрифические истории (2 стр.)

Тема

- Тогда так: я пишу законы, а вы их соблюдаете. Те, которыебудут строго блюсти закон, объявляются гражданами Афин, а всепрочие объявляются вне закона...

----

Отцы города собрались возле бочки, в которой сидел Диоген.Философ не обратил на них никакого внимания - он размышлял.

- Послушайте, уважаемый, - обратился к нему один из отцов,не могли бы вы хотя бы на время покинуть вашу.., хм, вашеубежище?

- Покинуть? С какой стати мне его покидать?

- Дело в том, что... Но дело даже не в этом! Согласитесь,ваше сидение в этой грязной бочке может быть расценено каквызов общественному мнению.

- Может быть, а может и не быть. Во-первых, моя бочкаотнюдь не грязная, ибо я ее регулярно чищу. Во-вторых, онаникому не мешает. Я же - свободный гражданин и имею право житьтам, где мне заблагорассудится.

- Да, но... Разумеется, это так, и если бы наш город непосещали иностранцы, никто бы вам и слова не сказал. Но ониприезжают, являются сюда и удивляются. "Как же так, - говорятони, - ваш город такой преуспевающий, жители благородны, кругомпорядок, чистота, и вдруг этот нищий!" У горожан такие словавызывают справедливое недовольство. Они ведь не виноваты, чтовам захотелось жить в бочке.

- Нет, они не виноваты, - после некоторого раздумиясогласился Диоген.

- Тогда почему бы вам не укатить свою бочку куда-нибудь наокраину, где ваш образ жизни не мог бы столь назойливым образоммозолить глаза приезжим?

Диоген снова углубился в размышления. Отцы города терпеливождали.

- Что ж, - наконец сказал философ, - предложение интересное.Но у меня есть другое. Если горожанам так не по душе место, гдележит моя бочка, то почему бы им самим не перекатить свой городкуда-нибудь подальше...

Бочку таки укатили с центральной площади города, причемвместе с Диогеном. Правда, с тех пор иностранцы, даже незаезжая в город, отправлялись смотреть бочку, в которой сиделэтот чудак. Торговля пошла на убыль, город постепенно пришелв упадок, а вместе с ним и вся древняя Греция...

----

Поликрат, обнаруживая в животе рыбы кольцо, брошенное им вморе:

- Черт побери, это же мое обручальное кольцо! А я ужепочувствовал себя вполне свободным от своих брачныхобязательств. Пожалуй, следует отказаться от рыбных блюд, акольцо выбросить к свиньям...

----

На суде по делу о поджоге храма Артемиды:

- Фенидон, ответь суду, зачем ты поджег Парфенон?

- Я хотел, ваша честь, чтобы мое имя не кануло в Лету, ноосталось в памяти потомков на века!

- И тебе было не важно, какая это будет слава?

- Слава, есть слава, ваша честь. Она либо есть, либо ее нет.А добрая или худая - этот вопрос никого не интересует.

- Знай же, безумец что ты будешь казнен, и твое имя отнынебудет запрещено упоминать где бы то ни было.

- Я не прошу пощады, ваша честь, и этот приговор принимаю сосмирением, - произнес Фенидон, опуская глаза.

Увидев усмешку на лице обвиняемого, суд пришел взамешательство. А на следующий день его освободили из-подстражи.

- Как? - изумился Фенидон. - Это ошибка! Меня должныказнить! Это я сжег храм Артемиды!

- Увы, это действительно ошибка. Вы признались в умышленномподжоге, но оказалось, что раньше вас Парфенон подпалил другойчеловек, и сделал это гораздо успешнее.

- Не может этого быть!

- Освободите камеру, уважаемый. Иначе вас привлекут к судуза нарущение общественного порядка.

- Боги!.. Неужели это правда? Не может быть! Как же имяэтого человека?

- Его имя строжайше запрещено упоминать. Но вам, какпотерпевшему, я, так и быть, скажу. Его имя - Герострат.

- Счастливец! - простонал Фенидон и в невыразимой тоскепокинул камеру.

На следующий день имя Герострата, который никогда несуществовал, знал и проклинал каждый житель города. А еще черездва дня Фенидон собственноручно удавился.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке