Алмазная история - 2

Тема

---------------------------------------------

Хмелевска Иоанна

Иоанна ХМЕЛЕВСКАЯ

Перевод с польского Селивановой В.С.

Анонс

Говорила ведь И. Хмелевская - языки учить надо. Дьяволу говорила в "Покойнике", но тот все равно не слушал умную женщину... И не все ведь обладают способностями самой пани Иоанны: "языков не знаю, но объясняться могу на любом".

Короче, каждый культурный человек должен усвоить как дважды два: без языков никаких сокровищ не отыщете. Даже не пытайтесь. Вот чтобы завладеть, к примеру, алмазом, без которого и не было бы никакой "Алмазной истории", знать надо как минимум английский, французский, немецкий, латынь и греческий, не говоря уже о польском. И это - в самом лучшем случае, поскольку, когда речь идет о больших деньгах, непременно появляются люди, признающие только один язык - язык силы. Но нашим молодым героиням все-таки удается "заработать деньги собственным умом".

А как, вы думаете, зовут главную героиню? Правильно - Иоанна.

СЕСТРЫ

Все началось как раз в то время, когда моя сестра как последняя идиотка влюбилась в гомеопата-фанатика. Правда, надо признать, я же ее и познакомила с фанатиком, не подозревая, к каким последствиям это приведет, черт бы их всех побрал. Впрочем, возможно, он был просто естествоиспытателем, кто его знает.

И только много позже выяснилось - нет худа без добра. Хотя не поручусь головой, что это такое уж добро...

Мы с сестрой были близнецами, до того похожими - родная мать не различала. Разумеется, пока была жива, а это недолго продолжалось.

При потрясающем внешнем сходстве в остальном мы были совсем непохожи. Разными были характеры, хотя вкусы и пристрастия в принципе схожие, разный подход к самому главному в жизни. Если, скажем, наши вкусы в еде и одежде, как правило, были одинаковы, то школьные предметы, а впоследствии мужчины нам нравились разные.

С самого раннего детства мы смертельно ненавидели друг дружку, что отнюдь не мешало нам пользоваться вытекающими из внешнего сходства удобствами и преимуществами.

Ненависть зародилась в тот момент, когда мы, четырехлетние, как-то случайно глянули одновременно в зеркало. Излишне, наверное, упоминать о том, что одевали нас одинаково. Разумеется, глупость: раз уж мы похожи как две капли воды, надо было нас хоть по одежке отличать. Видимо, в данном случае традиция возобладала над здравым смыслом.

Итак, мы с сестрой одновременно взглянули в зеркало и открыли Америку.

- Ведь это я! - возмущенно заявила Кристина. И с претензией добавила:

- Ты почему выглядишь, как я?

- А это я! - возразила я, ткнув пальцем в кого-то из нас. - Это ты выглядишь как я! Не хочу-у!

- Не хочу-у! - эхом отозвалась сестра и тоже разревелась. - Немедленно перестань выглядеть!

- Это ты перестань! Я настоящая, а ты выглядишь как я! Сделайся другой!

- Сама сделайся!

Слово за слово и пошло-поехало! К счастью, нас разняли до того, как мы выдрали друг дружке волосы. Хотя Кристина и успела укусить меня за ухо, а я ей - исцарапать нос. В жуткой ненависти, страдая от незаслуженной обиды, бросали мы друг на друга гневные взоры и почти не разговаривали. Даже трагическая гибель родителей в автокатастрофе и общее горе не сделали нас терпимее.

Так продолжалось до того, как мы пошли в школу. Школа как-то примирила нас друг с другом. Выяснилось, во-первых, что мы все-таки разные. Во мне преобладали ярко выраженные наклонности к гуманитарным дисциплинам, я была, можно сказать, гуманисткой с ног до головы, в Кристине же пылали математический талант и страсть к физике и химии, органически чуждым моей душе. Вот она и решала за меня задачки и отвечала у доски по физике, я же писала за нее работы по польскому языку и сочинения, а также рефераты по истории.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора