Ожерелье для возлюбленной

Тема

Кэт Мартин Ожерелье для возлюбленной

Глава 1

Англия, Лондон

Июнь 1806 года

– Какая жалость, подумать только! – воскликнула Корнелия Торн, леди Брукфилд, стоя в центре зала. – Он не танцует, а на лице такая скука… И мне кажется, эта маленькая мышка в ужасе не только от его титула, но и от него самого.

Мириам Сондерс, вдовствующая герцогиня Шеффилд, держа в руке бокал с шампанским и приподняв тонкие брови, взглянула на сына Рейфела, герцога Шеффилда. Мириам и ее сестра Корнелия почтили своим присутствием благотворительный бал вместе с Рейфом и его юной невестой – леди Мэри Роуз Монтегю. Бал, устроенный в честь Общества вдов и сирот, давали в роскошном зале отеля «Честер-филд».

– Но согласись, – возразила герцогиня, – девушка очень мила. Миниатюрная, светловолосая, правда, чересчур стеснительная.

Ее сын, напротив, брюнет, а глаза такие же голубые, как у его матери, только, пожалуй, еще более интенсивного оттенка, почти синие. Что и говорить, Рейф был представительный мужчина, его красота бросалась в глаза Высокий, стройный, атлетического сложения – рядом с ним юная девушка, которая в скором будущем должна стать его женой, безусловно, оставалась в тени.

– Не спорю, она очень хорошенькая, – согласилась Корнелия, – хотя и без изюминки. Возможно, все дело в чрезмерной скромности.

– Главное, что Рейфел наконец сможет исполнить свой долг. Он и так довольно поздно женится. Возможно, это и не совсем то, чего бы мне хотелось, но Мэри Роуз молода и полна сил. Она подарит ему здоровых сыновей. – Но, как и ее сестра, Мириам не могла не заметить того скучающего выражения, которое не сходило с красивого лица ее сына.

– Рейфел всегда буквально источал энергию, – задумчиво продолжала Корнелия. – Раньше он был полон огня и несокрушимой любви к жизни… А сейчас… словно в нем что-то сломалось. Мне так не хватает того жизнерадостного молодого человека, которым он был…

– Люди меняются, Корнелия. Рейф получил суровый урок, теперь он знает, куда могут завести чувства.

Корнелия прикусила губу.

– Ты о том скандале? – Худая и седоволосая, она была старше герцогини почти на шесть лет. – Разве возможно забыть Даниэлу? Это была женщина, равная Рейфелу. Жаль, что она так разочаровала нас всех. – Она поджала губы и покачала головой.

Герцогиня смерила сестру пронзительным взглядом, давая понять, что не желает слышать ни слова о том позоре, который они пережили из-за помолвки Рейфа с Даниэлой Дюваль.

Музыка закончилась. Танцующие пары разошлись по залу.

– М-м, – хмыкнула Мириам. – Рейф и Мэри Роуз идут к нам. – Девушка была почти на голову ниже герцога, пепельная блондинка с голубыми глазами и тонкими чертами лица – само воплощение английской женственности. Она была дочерью графа и обладала внушительным приданым. Мириам молила Господа, чтобы ее сын обрел хоть какое-то подобие счастья со своей избранницей. Рейф сдержанно поклонился.

– Добрый вечер, мама. Добрый вечер, тетя Корнелия.

Мириам улыбнулась:

– Вы оба выглядите сегодня великолепно. – В этом не было преувеличения. Рейф – в серых бриджах и темно-синем сюртуке, подчеркивающем синеву его глаз; Мэри Роуз – в белом шелковом платье, украшенном нежными бутонами роз.

– Спасибо, ваша светлость, – проворковала девушка, приседая в реверансе.

Мириам нахмурилась. Почему дрожит эта изящная белая ручка, которая к тому же так неуверенно лежит на локте Рейфа? Боже милостивый! И это дитя скоро станет герцогиней? Мириам лихорадочно молилась, чтобы, несмотря на хрупкое телосложение, Мэри Роуз справилась с той нагрузкой, которая в скором будущем ляжет на ее неокрепшую спину.

– Ты не хотела бы потанцевать, мама? – вежливо поинтересовался Рейф.

– Может быть, попозже.

– А вы, тетя Корнелия?

Но Корнелия не слышала вопроса. Все ее внимание было сосредоточено на входной двери, а мысли витали где-то очень далеко. Мириам проследила за ее взглядом, как и Рейфел, и Мэри Роуз.

– Что за дьявольское наваждение… – едва слышно прошептала Корнелия.

Мириам сделала большие глаза, а ее сердце заколотилось так быстро, что, казалось, вот-вот выскочит из груди. Она сразу узнала эту невысокую полную даму, входящую в зал. Флора Чемберлен, вдовствующая графиня Уиком. Но самое главное, что следом шла та, не узнать которую было невозможно, как и поверить, что она посмела явиться сюда. Высокая, стройная молодая женщина с копной золотисто-рыжих волос, которая приходилась графине племянницей.

Губы Мириам сложились в жесткую линию. Нейтрально-равнодушное выражение лица ее сына в мгновение ока преобразилось, теперь на нем был написан неподдельный гнев. Продолговатая ямочка на подбородке, придающая ему необыкновенный шарм, стала глубже.

Корнелия не сводила глаз с входной двери.

– О Боже, вот так явление!

Нервно покусывая нижнюю губу, Рейф не произнес ни слова.

– Кто это? – поинтересовалась Мэри Роуз.

Рейф не ответил. Он не сводил глаз с элегантной молодой дамы, которая вошла в зал следом за своей теткой. Даниэла Дюваль покинула Лондон пять лет назад. Не в силах пережить разразившийся скандал, она исчезла… Так как ее отец умер, а мать отреклась от нее за то, что она сотворила, Даниэла переехала к своей тетушке Флоре Дюваль-Чемберлен. И до сегодняшнего дня жила в ее загородном имении.

Герцогиня ломала голову, не в состоянии представить, что заставило Даниэлу вернуться в Лондон, то есть приехать в то место, где ее совсем не жаждали видеть.

– Рейфел?.. – Леди Мэри Роуз подняла на него голубые глаза, полные беспокойства. – Что происходит?

Но взгляд Рейфа не дрогнул. Правда, что-то вспыхнуло в глубине его синих глаз, горячее и безудержное, чего за последние пять лет не приходилось видеть даже его матери. Он сжал губы, едва сдерживая себя. Пытаясь взять себя в руки, несколько раз глубоко вздохнул.

Глядя с высоты своего роста на Мэри Роуз, Рейф натужно улыбнулся:

– Ничего, стоящего твоих волнений, милая. – Он взял ее маленькую ручку, затянутую в лайковую перчатку, и осторожно положил себе на руку. – Они играют рондо. Потанцуем?

И, не дожидаясь ответа, повел невесту в центр зала. Мириам подумала про себя, что так будет всегда. Рейф принимает решение, Мэри Роуз соглашается с готовностью послушной девочки.

Повернувшись к Даниэле Дюваль, герцогиня наблюдала, как молодая женщина идет по залу рядом со своей пухленькой седовласой тетушкой: высоко подняв голову, не обращая внимания на перешептывания и любопытные взгляды, с грацией и достоинством герцогини, которой она могла стать…

Слава Богу, ее подлинная натура проявилась до того, как Рейфел женился на ней.

Прежде чем он успел полюбить ее.

Герцогиня перевела взгляд на Мэри Роуз, подумала о том клане послушных жен, число которых вскоре суждено пополнить этой юной особе, и чувство благодарности вдруг наполнило ее душу.

Великолепные хрустальные люстры, украшавшие потолок роскошного зала, бросали мягкие отблески на натертый, как зеркало, паркет. Высокие фарфоровые вазы с желтыми розами и белыми хризантемами стояли вдоль стен на мраморных постаментах. Вся элита Лондона сегодня присутствовала здесь. Представители высшего общества сочли своим долгом посетить благотворительный бал в поддержку Общества вдов и сирот и сейчас танцевали под звуки оркестра из десяти музыкантов, облаченных в бледно-голубые ливреи.

Корд Истон, граф Брант, и Итан Шарп, маркиз Белфорд, стояли рядом со своими женами, Викторией и Грейс, наблюдая за танцующими.

– Черт побери! Нет, не может быть! – проговорил Корд, отворачиваясь от танцующих и глядя на дам, идущих вдоль противоположной стены. – Должно быть, это обман зрения?

Корд, крупный мужчина крепкого телосложения, с темно-каштановыми волосами и золотисто-кари ми глазами, как и Итан, был лучшим другом герцога.

– Что вы там увидели? – спросила его жена Виктория, и ее глаза последовали за направлением его взгляда.

– Даниэлу Дюваль, – не веря своим глазам, ответил Итан – высокий, как и герцог, худощавый и широкий в плечах брюнет с прозрачными голубыми глазами. – Как это она отважилась появиться здесь?

– Почему же… она такая красивая, – проговорила Грейс Шарп, разглядывая высокую рыжеволосую женщину. – Неудивительно, что Рейф был влюблен в нее.

– Мэри Роуз тоже очень хороша, – возразила Виктория.

– Ну разумеется, кто спорит? Но в мисс Дюваль есть что-то такое… что-то особенное. Разве вы не видите?

– Да. Это точно, – пророкотал Корд.

– Это подлая предательница с сердцем змеи и полным отсутствием представления о порядочности. Половина Лондона знает, как она поступила с Рейфом. Могу вас заверить, что никто не ждет ее здесь.

Корд нашел взглядом герцога. Рейфел склонился к своей маленькой блондинке, что-то нашептывая ей на ухо и танцуя с таким интересом, какого он прежде никогда не выказывал по отношению к ней.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке