Аннаянска, сумасбродная великая княжна

Тема

---------------------------------------------

Шоу Бернард

Бернард Шоу

Революционно-романтическая пьеска

"Аннаянска" - чисто бравурная пьеса. Для своих "номеров" современный мюзик-холл требует небольших скетчей, которые продолжаются минут двадцать и позволяют любимцу публики совершить краткий, но блистательный выход в достаточно заурядной постановке. В прежние времена мы с мисс Маккарти не раз помогали друг другу прославиться в серьезных пьесах - от "Человека и сверхчеловека" до "Андрокла", - а мистер Чарлз Рикетс снисходил к нашим просьбам и, оторвавшись от своих занятий живописью и скульптурой, придумывал для наших пьес удивительные костюмы. Но вот мы трое разогнули спины - как, вероятно, разгибали спины миссис Сидонс, сэр Джошуа Рейнолдс и доктор Джонсон - и создали "номер" для мюзик-холла "Колизей". Нет, мы не смотрели на театр-варьете сверху вниз и не считали его лилипутом или свой театр Гулливером. Напротив, мы - трое новичков, только что освободившихся из-под тяжкого ига интеллектуального театра, - просили публику о снисхождении.

Сияли огни рампы, звучал "1812-й год" Чайковского; мисс Маккарти и мистер Рикетс легко и естественно показали себя с лучшей стороны.Мне, боюсь, это не удалось. За свой вклад в пьесу я удостоился всего одного комплимента: какой-то приятель сказал мне, что это единственная из моих вещей, которая не показалась ему слишком длинной. Тогда - действуя по своему правилу: "радуйся упрекам, ибо за ними часто скрывается похвала", - я добавил к ней еще пару страниц.

Кабинет генерала в ставке на восточном фронте в Беотии.Посреди кабинета большой стол с телефоном, письменнымипринадлежностями, бумагами и прочим, У одного концастола удобное кресло для генерала. За креслом - окно. Упротивоположного конца стола простая деревянная скамья.На столе пишущая машинка, против нее стоит спинкой кдвери обычный конторский стул. Рядом с дверью,расположенной за деревянной скамьей, стоит вешалка дляверхней одежды. В кабинете никого нет.Входит генерал Страмфест, за ним - лейтенант Шнайдкинд.Они снимают шинели и фуражки. Шнайдкинд задерживаетсявозле вешалки, Страмфест подходит к столу.

Страмфест. Шнайдкинд! Шнайдкинд. Да, сэр? Страмфест. Вы еще не отослали правительству мое донесение? (Садится.) Шнайдкинд (подходя к столу). Нет, сэр. Какому правительству прикажете его

отослать? (Садится.) Страмфест. Смотря по обстановке. Как развиваются события? У кого, по-вашему,

больше шансов оказаться завтра утром у власти? Шнайдкинд. Вчера крепче всех держалось временное правительство. Но я слышал,

что сегодня у них застрелился премьер-министр и что лидер левого крыла

перестрелял всех остальных. Страмфест. Так. Это прекрасно. Но ведь они всегда стреляются холостыми

патронами. Шнайдкинд. Даже холостой патрон означает капитуляцию, сэр. По-моему,

донесение следует отослать максимилианистам. Страмфест. Они держатся не крепче, чем оппидо-шоуисты. И по-моему, умеренные

красные революционеры имеют точно такие же шансы. Шнайдкинд. Можно отпечатать донесение под копирку и послать каждому

правительству по экземпляру. Страмфест. Пустая трата бумаги. С тем же успехом можно посылать донесения в

детский сад. (Со стоном опускает голову на стол.) Шнайдкинд. Вы утомлены, сэр. Страмфест. Шнайдкинд, Шнайдкинд, неужели вы еще можете жить на этом свете? Шнайдкинд. В мои годы, сэр, человек опрашивает себя: неужели я уже могу

отправиться на тот свет? Страмфест. Вы молоды, молоды и бессердечны. Революция вас возбуждает, вы

преданы абстрактным понятиям - свободе и прочему.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Аэропорт
118.1К 314