Радость забвения

Тема

1

Доминик Маквэл Бэннет оглядел пузырьки с лекарствами, выстроившиеся, как игрушечные солдатики, на огромном дубовом столе. Этикетки их извещали об эффективном и долговременном действии, на самом же деле все они оказывались и не эффективными, и не долго действующими, а таблетки от кашля так надоели ему, что уже от одного взгляда на них его начинало тошнить. Доминик устало провел ладонью по лицу, чувствуя себя так, будто мгновенно постарел вдвое и ему уже не тридцать шесть, а семьдесят два, и потянулся за очередной горькой микстурой.

— Держите еще и это, — услышал он веселый женский голос. — Отдел рекламы шлет это вам с наилучшими пожеланиями.

Доминик поднял глаза. В дверях стояла Энн Лернэр, секретарь-референт президента фирмы.

— Не уверен, что сил моих хватит на все эти чудодейственные средства, — хрипло проговорил он. — А что там?

Стройная женщина, затянутая в элегантный костюм, вошла в отделанный деревом и бронзой кабинет.

— После того как вы все утро прокашляли, наши машинистки собрали совет и прислали вам это, — не скрывая иронии, ответила Энн. — Кварта апельсинового сока, сотня аскорбиновых таблеток и лепестки розы.

Доминик хохотнул и тотчас зашелся кашлем. Энн, нахмурившись, недовольно покачала седеющей головой.

— Послушайте, — произнесла она, с материнской заботливостью протягивая Доминику микстуру от кашля, — в качестве президента вы имеете точно такие же права на больничный лист, как и все остальные сотрудники.

— Я всего лишь исполняющий обязанности, — заметил он, морщась от неприятного вкуса лекарства.

— Да, но у вас есть право на процент от прибыли. Кстати, что у вас за крем? — она зажала двумя пальчиками нос.

— Какой крем? Это миссис Хиккок меня лечила очередным чудодейственным лекарством, теперь уже английским, — усмехнулся Доминик. — Недаром же моя домоправительница — англичанка.

— Такой запах, точно, или вылечит, или убьет, — рассмеялась Энн.

— Ничего нет в почте? — спросил Доминик, убирая все лекарства в нижний ящик стола.

Энн покачала головой:

— В июле всегда спокойно. Все отдыхают, никто не думает о делах. Мы получили открытку от вашего отца.

— И где сейчас наш восстанавливающий силы президент?

— На корабле, а точнее — на комфортабельном лайнере, — Энн протянула ему яркую открытку. — Собирается посетить Гавайские острова, а потом уж домой, в Нью-Йорк.

— Надеюсь, он успел отдохнуть, — Доминик задумался. — Собственно, зачем ему нужен этот круиз? Лучше бы отдохнул дома. Ведь даже небольшой сердечный приступ — все-таки встряска для организма.

Энн глубокомысленно хмыкнула:

— Ваш отец — обманщик.

— Что это вы говорите? — Доминик наморщил лоб.

— Дом, я тридцать пять лет проработала с Джоном Бэннетом. Я знаю его лучше, чем собственного мужа, — она улыбнулась, вспоминая явно что-то приятное. — На моих глазах маленькая компания превратилась в могучую корпорацию. И все-таки семья всегда была у него на первом месте. Он ужасно страдал, когда умерла ваша мать. И естественно, переключил все свои чувства на единственного сына. Когда вы уехали корреспондентом в Европу, вы бы на него посмотрели! — Энн взмахнула рукой, не позволяя Доминику прервать себя. — Он всю свою энергию вложил в компанию и быстро поднялся на самый верх. Тут его, конечно же, заметили прыткие дамочки. Так называемый сердечный приступ вашего отца — это хроническое несварение желудка плюс недосыпание шестидесятипятилетнего плейбоя.

— Вы серьезно? — Доминик даже рот открыл от изумления.

— Конечно. Он же расставил вам ловушку. И вы в нее угодили, сразу же отказавшись от всех своих дел и усевшись в это кресло.

— А я-то никак не мог понять, почему врачи отвечают мне так уклончиво. И сколько должны были продолжаться эти игры?

Энн не успела ответить, как в кабинет ввалился взбудораженный Билл Йорк.

— Пора что-то делать, мистер Бэннет! — возмущенно закричал он с порога. — В Четвертый раз вырубаются все компьютеры Вирджинии.

Доминик слезящимися глазами смотрел на невысокого крепыша.

— Кто, что, где, когда? — спросил он устало и показал ему на кресло.

— Я в конце концов нашел, в чем тут дело. Сорок третий…

— Нет, Билл. Мне, пожалуйста, фамилию.

Биллу Йорку не было равных среди компьютерщиков, по он вечно озадачивал своего шефа, когда приходилось иметь дело с людьми. Он тяжело вздохнул, прежде чем посмотреть на компьютерную распечатку у себя на руках.

— Итак: что? Что— это книжный магазин в Кэмден-Коуве, штат Вирджиния. Кто— хозяйка, некая Абигайль Ф. Уэтэрби.

— И что же натворила крошка Абигайль?

— Да она два месяца саботирует мою систему документации, вот что она творит! — сердито выпалил Билл.

Доминик приподнял одну бровь:

— А я думал, у нас непогрешимая система.

Он взглянул на Энн, с удовлетворением обратив внимание на то, как она быстро скользнула на позолоченное кресло и достала блокнот для записей. Билл выдавил сквозь сжатые зубы:

— Послушайте, мистер Бэннет, мне известно, что многие, включая вас, считают, будто компьютерная система обесчеловечивает людей. Но мы вовсе не сотворили тут, в вашей корпорации, нового Франкенштейна. У нас все продумано, чтобы люди нам доверяли. Но они должны с нами сотрудничать. Мы даже придумали, как сделать, чтобы они особенно себя не утруждали.

Доминику пришлось согласиться. Около года назад, когда его отец впервые ввел компьютерное обслуживание, их прибыли резко возросли.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке