Согрей мою душу (2 стр.)

Шрифт
Фон

Глава 2

Пытаясь не встречаться ни с кем глазами, я целеустремленно шла к лифту отеля, в котором мы остановились и где сейчас, проходила очень важная для нашей компании конференция. Я очень устала от сегодняшнего дня и от этой трехдневной поездки в Берлин, в целом она не принесла мне ничего хорошего или интересного, а только головную боль и разочарование. Вестибюль отеля, где проходила наша конференция, поражал не только размерами, но и количеством народа, который прибыл сюда как и мы послушать других, рассказать о себе и получить возможность заключить выгодные контракты или партнерские союзы. Я стояла возле лифта и ждала своей очереди, чтобы наконец подняться на четвертый этаж в свой номер. Усталость накатила новой волной, заставив ссутулить спину и увеличив пульсацию боли в голове. Я все никак не могла поверить, что в самый последний момент все-таки решилась поехать со своим начальством, причем согласилась добровольно, без уговоров с их стороны. Можно сказать, сама напросилась. И зачем? Я чувствовала свою нужду, и от этого ноющая боль поселилась в моей груди, заставляя нервничать и потирать вспотевшие ладони. Мне все это надоело: эти разряженные женщины в поисках кошелька потолще, мужчины, пытающиеся казаться всесильными пупами земли, и все их бессмысленные грязные игры. Я торчала здесь уже третий день, неотлучно находясь рядом со своими двумя начальниками, и начала потихоньку сходить с ума от этой пустой суеты. Наша строительная компания искала здесь новых инвесторов, а возможно, и крупных клиентов. Я три дня все просчитывала, консультировала и уже от усталости плохо соображала, но наконец это все закончилось, и завтра с утра я могу вернуться домой в Москву. Я мысленно собирала все свои вещи, как неожиданно прямо перед моим носом, открылись двери лифта, из него вышли трое мужчин и направились к выходу из отеля. Люди перед ними расступались, словно льды перед ледоколом, но они, не обращая ни на кого внимания, темной махиной плавно двигались к своей цели. Я стояла сразу у дверей лифта и меня буквально затолкали в него, и я смогла только со спины наблюдать за странной троицей. За пару секунд до закрытия дверей я заметила, как самый высокий и мощный из темного трио резко обернулся и, замерев на долю секунды, кинулся обратно к лифту. Я толком не смогла рассмотреть их лица, потому что мне все время мешали чужие спины, а он не успел заскочить в лифт, двери которого закрылись, и он мягко рванул вверх. Мне повезло, и четвертый этаж оказался первой остановкой. Уже дойдя до своего номера, я услышала, как по лестнице кто-то пробежал наверх, но через секунду с лестничной площадки, не заметив меня, по коридору к лифту направился один из троицы. Высокий смуглолицый брюнет, скорее всего француз, и если бы не жуткое хищное выражение его лица, его можно было бы назвать красивым. Аккуратно прикрыв дверь, чтобы не было обнаружено мое любопытство, я наконец очутилась в своем номере. Тишина и покой! Но вдруг мои чуткие ушки услышали тихий шорох возле двери. Затаив дыхание, осторожно отступила от нее на пару шагов. Я вдруг почувствовала, как взорвалась во мне моя нужда, тысячами осколков впиваясь в мои внутренности, но если это он, почему я ничего не почувствовала, когда смотрела на него в коридоре и возле лифта? Он вызывал во мне только страх, даже больше этого, ужас! Нет! Я не хочу! Услышав, как тот, кто был за дверью, тихонько удалился, я кинулась собирать вещи. Я не останусь в этом отеле ни секунды лишней, в конце концов можно и в аэропорту переждать эту ночь. До утра всего ничего осталось.

Глава 3

Тупо пялясь в экран компьютера, не могла понять, что же со мной происходит. Уже месяц как я вернулась из Берлина и со мной начали происходить странные вещи. Я начала видеть эротические сны и, просыпаясь, весь день ходила неудовлетворенная, чтобы с приходом ночи все так же продолжать видеть смущающие меня сны, которые не приносили мне облегчения и покоя. Но самое интересное происходило с моим телом. Через два месяца мне должно исполниться двадцать пять лет, но все, кто меня видит, не дают и шестнадцати. Мне приходится все время носить с собой паспорт, чтобы доказывать, что я уже большая девочка и имею право водить машинку, покупать имущество и ходить в ночные клубы, пить алкоголь. Хотя последнее не входит в список моих пристрастий. Да и в клубы я практически не хожу, особенно после того, как в последний раз в одном из них на меня запал педофил. С трудом отбилась. Но зато как эту скотину отметелила охрана!!! Любо дорого смотреть было.

Каждый день в зеркале я вижу мое отражение: невысокую хрупкую девочку с черными гладкими струящимися волосами до талии, длинноногую. Но теперь оно неуловимо менялось: похожая на нескладного подростка, с малюсенькой грудью и чистой молочного цвета кожей тело стало больше подходить для молодой девушки, а не подростка. На тонком лице выделялись большие серые глаза, черные дугообразные брови, тонкий аристократичный нос и пухлые розовые губы. До сих пор со мной знакомились пацаны, а не мужчины. Хотя и желания как такового я не испытывала, гормоны мои все еще спали и месячных у меня до сих пор еще не было. Вот такая фригидная и инфантильная проза жизни.

И вот спустя столько лет ожиданий у меня начались первые критические дни. Я с таким диким восторгом выбирала себе прокладки, что продавщица в магазине заподозрила меня в невменяемости. Но ей не понять, что эти прокладки для меня означают. Я как все! Наконец я стала взрослой и мое тело это осознало. И вот теперь мне снятся эти сны и мучают меня. За все четыре года работы я ни разу не брала отпуск, так что настало время отдохнуть и принять жизненно важные решения. Ну что ж, Французская Полинезия — самое интересное место для меня на данный момент жизни.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке